Большинство развитых стран мира давно осуществляют поддержку своих сельхозпроизводителей и стимулируют эффективное развитие сельского хозяйства, помогают аграриям применять инновационные технологии, готовить высококвалифицированные кадры, для чего выделяют денежные средства из государственного бюджета. С несколько иной ситуацией «финансовой поддержки» сельского хозяйства в оккупированном Крыму, попробует разобраться кандидат юридических наук Андрей Чвалюк.

«Финансовая поддержка аграрного сектора» Крыма осуществляется в соответствии с «Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» «Республики Крым», утвержденной постановлением «совета министров Республики Крым» от 13 декабря 2019 года № 732 (далее – «Программа»). Срок выполнения «Программы» охватывает период 2020-2025 годов. Основной целью «Программы» заявлено «устойчивое развитие агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов» «Республики Крым» и сельских территорий «Республики Крым» [1].

«Программа» включает в себе пять подпрограмм: развитие отраслей агропромышленного комплекса; стимулирование инвестиционной деятельности в агропромышленном комплексе; комплексное развитие сельских территорий; развитие мелиоративного комплекса; развитие малых форм хозяйствования. Следует отметить, что количество подпрограмм с годами меняется в сторону уменьшения и их названия становятся все более размытыми, не позволяющими точно определить направление планируемого субсидирования. К примеру, аналогичная «Программа» рассчитанная на 2015-2020 годы [2] содержала в себе восемь подпрограмм, одной из которых являлась «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения «Республики Крым».

Наиболее распространенными видами мелиорации являются оросительная и осушительная. Возможности для эффективного орошения были практически утрачены в связи с оккупацией Крыма. Ведь именно вода из Северо-Крымского канала использовалась для полива около 140 тысяч гектаров сельхозугодий в Крыму. Вызванное оккупацией прекращение подачи воды в 2014 году создало новую реальность для аграриев на севере Крыма и в восточной части полуострова, которым пришлось перейти на выращивание менее влагоемких культур [3].

Целесообразность осушительной мелиорации в географических условиях Крыма бесполезна априори. Конечно, в Крыму есть болота, и мы сейчас имеем ввиду не местности, в которые превращается морское побережье Крыма в связи с неконтролируемой добычей песка [4], и не то «болото», в которое превратилась крымская «власть» после назначения на новые должности старых «чиновников» [5], а заболоченные солончаки, чьи глинистые почвы покрыты солеросом. Однако эти почвы не подходят для выращивания культурных растений, соответственно и осушать их нерационально. Разве что солерос начнут культивировать для употребления в пищу солдатами оккупационного гарнизона. Или он пойдет на экспорт как гарнир к медузам, которых чиновники Росрыболовства планируют в промышленных объемах вылавливать в Черном и Азовском морях [6]. Вероятно из-за невозможности развивать мелиорацию земель оккупационные власти и изменили название подпрограммы на более обтекаемое.

Сельскохозяйственный мелиоративный комплекс – это система природоохранных мероприятий, направленных на восстановление, охрану агроресурсного потенциала агроландшафтов и сохранение почвенной среды от загрязнений с помощью ресурсосберегающих и адаптированных технологий, для получения высоких и конкурентных урожаев сельскохозяйственных культур [7, с. 3]. Давайте же выясним, соразмерность запланированной поддержки сельского хозяйства Крыма с ожидаемыми результатами.

Основания для выделения «субсидий на сельское хозяйство» заложены в так называемом «законе Республики Крым» «О бюджете Республики Крым на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов». Установлено, что в 2021 году предоставление «субсидий» некоммерческим организациям, не являющимся «государственными (муниципальными) учреждениями», осуществляется в пределах «бюджетных ассигнований», предусмотренных «законом», в порядке, установленном «нормативными правовыми актами Совета министров» для мероприятий в рамках «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Республики Крым», а также «не программных мероприятий, реализуемых в сфере сельского хозяйства» (п. 6 ст. 16) [8].

Прежде чем перейти к анализу непосредственных денежных сумм, сосредоточимся на отдельных результатах, которых ожидают достичь составители «Программы». Первым и вероятно самым важным пунктом стоит «Увеличение производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий в 2025 году на 18,4 % к уровню 2018 года» [2]. Еще один пример, когда все решает запятая. Если удастся поднять урожайность – то «честь и хвала крымским аграриям», а если нет – то всегда можно сказать, что подъем производства как раз и планировался к уровню 2018 года. Кстати странно, что за эталон брался самый неурожайный в Крыму год. По архивным данным «Министерства сельского хозяйства Республики Крым» (обобщенная информация ограничена 2016-2019 годами), средняя урожайность зерновых и зернобобовых культур в эти годы была следующей: 2016 г. – 25,7 ц/га; 2017 г. – 28,3 ц/га; 2018 г. – 14,4 ц/га; 2019 г. – 26,6 ц/га [9]. Таким образом первый пункт «Программы» был выполнен еще до того как ее текст был опубликован. Осталось только удержать полученный результат до 2025 года, а с учетом изначальной ориентации на аутсайдерские показатели это будет не сложно сделать.

Следующий результат, которого стремятся достичь это «13 % рентабельность сельскохозяйственных организаций (с учетом субсидий) в 2025 году». Данный пункт прогноза, как и его достижение в соответствующем отчете может вызвать радость разве что у рядового обывателя, потому что содержит в себе двойную алогичность. Как заявляют именно российские ученые «для ведения расширенного воспроизводства необходима рентабельность на уровне не менее 30 %, а нижняя 20-ти процентная граница, хотя и позволяет вести производство на расширенной основе, но ограничивает возможности хозяйствующего субъекта» [10, с. 9-10]. Можно вести расширенное воспроизводство, если уровень рентабельности составляет 20-25 % при условии использования собственных средств [11, с. 11].

Однако, прогнозный результат заявлен на уровне 13 % и то «с учетом субсидий». Таким образом сельхозпроизводители Крыма в лучшем случае останутся на плаву и могут надеяться только на то, что ужасающая ситуация в отрасли заставит часть предприятий прекратит свою деятельность. Это уменьшит конкуренцию (что является одним из факторов, влияющих на рост рентабельности) и позволит оставшимся дожить до «лучших времен». Вот только не факт что они наступят до деоккупации, так как просматривается тенденция к снижению государственной поддержки агропромышленного комплекса в самой РФ.

В 2013 году в российской экономике произошло существенное замедление темпов роста внутреннего валового продукта, в связи с чем многие аграрии отмечают задержки в получении субсидий из федерального и региональных бюджетов. А российские ученые характеризуют состояние российской экономики (в связи с «санкционной войной» и снижением курса рубля) как кризисное, и прогнозируют дальнейшее сокращение государственной помощи отрасли [12]. Неудивительно, что в некоторых регионах самой РФ даже 13 % уровень рентабельности сельскохозяйственных предприятий является недостижимой мечтой [13].

Статистические данные показывают рост объемов производства продукции сельского хозяйства всех сельхозпроизводителей Крыма в 2019 году [9], однако он оправдывается в основном ростом цен, а не объемов производства в натуральных показателях. А если продолжать ставить заниженные (легкодостижимые и без проведения инновационных мероприятий) цели, то эти объемы никогда и не вырастут. Хотя учитывая, что «Программа» ставит целью «увеличение объемов производства продукции агропромышленного комплекса «Республики Крым», не удивительно, что «Министерство сельского хозяйства Республики Крым» продолжает в своих ежегодных отчетах делать упор на «объем производства продукции сельского хозяйства в действующих ценах». То есть чем сильнее будут в РФ инфляционные процессы, чем меньше будет экспорт продуктов в оккупированный Крым, тем выше будут действующие цены и тем весомее станет смотреться начало отчета.

Общий объем финансирования Программы составляет 17 миллиардов 30 миллионов 418,8 тысяч рублей, (что на 6 миллиардов 699 миллионов 547 тысяч рублей или 28 % меньше чем выделялось по прошлой программе 2015-2020 годов). Указанная сумма образуется за счет: средств федерального бюджета – 13 миллиардов 231 миллионов 107,7 тысяч рублей; средств бюджета «Республики Крым» – 2 миллиарда 661 миллионов 347,8 тысяч рублей; средств местных бюджетов – 34 миллионов 589,1 тысяч рублей и 1103 миллионов 374,1 тысяч рублей из внебюджетных источников [1].

Много ли это? Попробуем проанализировать. В 2021 году из «бюджета Республики Крым» планируют выделить на поддержку сельского хозяйства 343 миллиона 294,6 тысяч рублей. Рассчитанное еще в 80-х годах прошлого века количество удобрений, необходимых для получения существенной прибавки к урожаю, составляет 231 килограмм на гектар [14]. Тонны хватает на 4,33 гектара. В данное время оптовая стоимость тонны банальной селитры в оккупированном Крыму составляет 18,5 тысяч рублей. Итого, удобрение одного гектара обойдется в 4 тысяч 273 рубля. В Крыму под уже указанные нами выше зерновые и зернобобовые (по данным 2019 года) выделено 559,8 тысяч гектаров. Соответственно, только на удобрение может быть потрачено 2 миллиардов 392 миллионов 25,4 тысяч рублей, что на 2 миллиарда 48 миллионов рублей больше чем поддержка из крымского «бюджета». А это значит, что прогнозы «Министерства сельского хозяйства Крыма» так и останутся красивыми прогнозами.

Приведенный анализ позволяет сделать неутешительный вывод, что уровень субсидирования сельхозпроизводителей в оккупированном Крыму является недостаточным для развития отрасли. А принятие дефицитного «бюджета Республики Крым» и сокращение объема его расходов в 2021 году на 28,3 % (или на 59,6 миллиардов рублей) по сравнению с прошлым годом [15], не позволяет надеяться на улучшение ситуации в дальнейшем.

Источники:

1. «Об утверждении Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Республики Крым»: «постановление Совета министров Республики Крым» от 13 декабря 2019 года № 732 (ред. от 15.04.2020). URL: https://msh.rk.gov.ru/ru/document/show/2340

2. «Об утверждении Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Республики Крым»: «постановление Совета министров Республики Крым» от 29 октября 2014 года №423. URL: https://msh.rk.gov.ru/ru/document/show/448

3. Глава Крыма призвал не рассчитывать на подачу воды с Украины. URL: https://ria.ru/20191227/1562960184.html

4. Шиканова А. Морское побережье Крыма превращают в зловонное болото: вонь жуткая. URL: https://www.rbc.ua/rus/styler/morskoe-poberezhe-kryma-prevrashchayut-zlovonnoe-1594965871.html

5. Мокрушин С. «Крымская власть превратилась в болото»: почему на новые должности назначают старых чиновников. URL: https://ru.krymr.com/a/pochemu-byvshih-chinovnikov-naznachayut-na-novye-krymskie-doljnosti/30483731.html

6. Китайцам на съедение: В Азовском море начнут добывать медуз. URL: https://crimea-news.com/society/2020/12/09/736079.html

7. Сельскохозяйственный мелиоративный комплекс для устойчивого развития агроландшафтов / Е. В. Кузнецов, А. Е. Хаджиди. Краснодар: ЭДВИ, 2014. 200 с.

8. «О бюджете Республики Крым на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов»: «Закон Республики Крым» от 22.12.2020 г. № 139-ЗРК/2020. URL: http://publication.pravo.gov.ru/SignatoryAuthority/region91

9. «Министерство сельского хозяйства Республики Крым». URL: https://msh.rk.gov.ru/

10. Башмакова А. А. Развитие расширенного воспроизводства в сельском хозяйстве (на материалах Смоленской области): автореф. дис. … канд. эконом. наук: 08.00.05, 08.00.10. Москва. 2011. 26 с.

11. Касьянова А. С. Обоснование направлений расширенного воспроизводства в отраслях растениеводства: автореф. дис. … канд. эконом. наук: 08.00.05. Курск. 2008. 19 с.

12. Магомедов А. М. Рентабельность сельскохозяйственных организаций и их господдержка на современном этапе. Экономика и предпринимательство. 2015. URL: http://naukarus.com/rentabelnost-selskohozyaystvennyh-organizatsiy-i-ih-gospodderzhka-na-sovremennom-etape

13. Подопригора Ю. В. Роль государственной поддержки в развитии сельских территорий (на примере Томской области). Проблемы современной экономики. 2013. № 3 (47). URL: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=4690

14. Нормы внесения минеральных удобрений: агроматематика. URL: https://propozitsiya.com/normy-vneseniya-mineralnyh-udobreniy-agromatematika

15. Чвалюк Андрій. «Бюджет» окупованого Криму: основні показники. URL: https://arc.construction/8113?lang=uk