Более 5 лет понадобилось Международному уголовному суду (МУС) в Гааге, чтобы идентифицировать вооруженные конфликты в Украине как имеющие признаки международных преступлений, и приблизиться до начала их расследования. Поэтому сейчас стоит исследовать на примере этого дела этапы международной приемлемости и комплиментарности вооруженных конфликтов на территории Украины.

В условиях наличия доказательств вмешательства государства-агрессора в территориальную целостность Украины, нехватки внутренних ресурсов, в частности, доступа к оккупированным территориям и юрисдикции национального уголовного закона по сбору доказательств, допроса подозреваемых, потерпевших, свидетелей, осуществление справедливого и беспристрастного правосудия на таких территориях, логичным шагом Украина стало обращение в 2014 году к МКС, несмотря на то, что Украина не является участником Римского статута.

Дело в том, что Украина еще 20 января 2000 подписала Римский статут МУС, однако, до настоящего времени не ратифицировала якобы «из-за его противоречия» Конституции Украины. Это произошло несмотря на то, что государство осуществило все мероприятия, на которые обращал внимание Конституционный Суд Украины в своем очень неоднозначном заключении от 11 июля 2001 года по делу № 1-35/2001. Украина внесла изменения в Основной Закон и с 30 июня 2019 года, с вступлением в силу части 6 статьи 124 Конституции Украины, парламентарии не имеют препятствий для реализации этого стратегического шага, но этого до сих пор не произошло.

Однако, несмотря на эти обстоятельства, Украина воспользовалась механизмом, предусмотренным пунктом 3 статьи 12 Римского статута, позволяющим признать юрисдикцию МУС без ратификации Римского статута. Еще в апреле 2014 года Верховная Рада Украины от имени Украины подала к МКС первое заявление о признании юрисдикции МУС, как государство, не ратифицировавшее Римский статут.

Заявление касалось признания юрисдикции МУС на территории Украины относительно возможного совершения преступлений против человечности во время мирных акций протеста («Революции Достоинства») в период с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года. Впоследствии, в сентябре 2015 года Украина подала второе заявление в порядке того же пункта 3 статьи 12 Римского статута о признании Украиной юрисдикции МУС о преступлениях против человечности и военных преступлений «высшими должностными лицами Российской Федерации и руководителями террористических организаций «ДНР» и «ЛНР», приведших к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан» в период с 20 февраля 2014 года и по настоящее время. Украина идентифицировала эти деяния как продолжающиеся преступления, не имеющие временных границ их окончания.

Поэтому, признавая юрисдикцию МУС, Украина взяла на себя обязательства без каких-либо задержек и исключений осуществлять сотрудничество с МКС, исполнять его решения на всей своей территории. В то же время, если по первому заявлению парламента признание Украиной юрисдикции МУС имеет четко определенные временные рамки (21 ноября 2013 года – 22 февраля 2014 года), то по второму заявлению – исполнение обязательств Украины перед МКС не имеет конечной даты.

25 апреля 2014 года по первому заявлению прокурор Офиса Прокурора МУС Фату Бенсуда открыла предварительную экспертизу ситуации в Украине относительно «событий Майдана», а уже после второго, учитывая взаимосвязанный характер событий в Украине, прокурор решила, соответственно расширить временной объем исследования для включения любых соответствующих подсудимых МКС преступлений, совершенных на территории Украины с 20 февраля 2014 года.

Предварительная экспертиза означала для Украины то, что прокурор рассматривал вопрос юрисдикции, приемлемости ее заявлений и установления фактов того, будет ли проведение расследования заявленных государством преступлений отвечать интересам международного правосудия, то есть, привела Украины обоснованные основания для начала расследования.

Речь идет о таких критериях, как предыдущая тематическая оценка предоставленной информации, определение предметной юрисдикции, включая подтверждение квалификации преступлений, которыми по данному делу является военные преступления и преступления против человечности, определение комплиментарности, а именно, способность МКС осуществлять расследование этих преступлений, и последний – завершение предварительного изучения материалов и открытии производства в соответствии с интересами правосудия.

О ходе предварительного изучения двух заявлений, именуемых «Ситуация в Украине» Офис Прокурора МУС отчитывался в ежегодных отчетах с 2016 до 2020 года. В частности, в годовом отчете за 2016 прокурор указала о полученных ее Офисом доказательствах притеснений крымскотатарского народа, убийств и похищений, жестокого обращения, незаконных арестов, нарушения права на справедливый суд, принудительной военной службы на стороне оккупанта.

Также среди полученной от компетентных украинских органов и заинтересованных негосударственных организаций, физических лиц информации о преступлениях, совершенных на Донбассе, Офис Прокурора в отчете назвала уничтожение гражданских объектов, убийства, незаконное лишение свободы, похищение, пытки, жестокое обращение с задержанными, половые и гендерные преступления.

Следовательно, уже на этапе предварительной экспертизы Офис Прокурора отчитался о наличии обстоятельств оккупации Крыма и признаков как международного, так и международного вооруженного конфликта на территории Донбасса.

Такой вывод прокурора МУС, вероятно, стал едва ли не основной причиной, по которой в 2016 году Российская Федерация показательно отозвала свою подпись с Римского статута. Впрочем, соответствующий жест со стороны Российской Федерации не препятствует преследованию конкретных лиц за преступления, совершенные на территории Украины, ведь МКС расследует преступления по принципу индивидуальной ответственности на территории Украины, и под территорией Украины значатся и оккупированные территории Крыма и Донбасса.

Обстоятельства, изложенные в годовых отчетах Офиса Прокурора за 2017-2018 годы, подтвердили информацию, указанную в отчете предыдущего года о наличии фактов совершения заявленных Украиной преступлений в Крыму и на Донбассе. В частности, в годовом отчете за 2018 Офисом определена квалификация ситуации на временно оккупированной территории Крыма как вооруженный конфликт между Украиной и Российской Федерацией. Так же Офис Прокурора отчитался о ходе анализа предметной юрисдикции «Ситуации в Украине» с целью вынесения соответствующего заключения по приемлемости юрисдикции МКС.

В годовом отчете за 2019 год Офис Прокурора на 18-той сессии Ассамблеи государств-участников сообщил о завершении начальной оценки предоставленной информации и о переходе к последней стадии  ̶ оценки приемлемости заявлений Украины.

Наконец, 11 декабря 2020 года прокурор сообщила о завершении предварительной экспертизы «Ситуации в Украине» и анонсировала передачу соответствующих материалов экспертизы в Палату предварительного производства МКС, которая примет окончательное решение об открытии производства и начала полноценного расследования преступлений, что в частности отражено в годовом отчете Офиса Прокурора за 2020 год.

В частности, в отчете прокурор пришел к выводу о соблюдении Украиной критериев приемлемости МКС для начала расследования задекларированных преступлений. Прокурор в предоставленной украинской стороной информации нашла доказательства того, что вооруженный конфликт на востоке Украины имел разрушительное воздействие, следствием которого стало убийство более 10 000 человек, из которых 3000 – только гражданского населения, так же и то, что имели место умышленные нападения на гражданское населения и гражданские объекты, а также доказательства преступлений в Крыму.

То есть, прокурор МКС в ходе вооруженного конфликта на Донбассе и в Крыму нашла признаки преступлений против человечности и военных преступлений. Учитывая, что Украина не является государством-участником Римского статута, то прокурор по принципу proprio motu, то есть по собственной инициативе, должна обратиться в Палату предварительного производства МКС за разрешением на проведение полноценного расследования. В частности, прокурор должен убедить Палату предварительного производства разрешить обвинению начать расследование совершенных международных преступлений. Последняя примет окончательное решение об открытии производства и о начале полного и всестороннего расследования преступлений.

Сейчас проходят выборы нового прокурора МУС и решение о начале расследования будет принято после избрания нового прокурора и консультаций с ним. Несмотря на это, Украина уже имеет поддержку со стороны действующего прокурора МУС Фату Бенсуда, которая заявила о том, что в дальнейшем будет принимать необходимые меры для обеспечения целостности будущих расследований относительно ситуации в Украине. Именно новый прокурор проведет расследование, будет исследовать конкретные эпизоды, предъявит обвинение и направит материалы расследования в Судебную палату МКС. В то же время уже на нынешней стадии решается вопрос об открытии в Украине представительства прокурора МУС.

Прежде всего речь идет о том, что согласно Римского статуту для проведения своих расследований, как правило, МКС направляет в государства-заявители специальные миссии в составе следователей, советников и, при необходимости – прокуроров, которые собирают и изучают доказательства, опрашивают потерпевших и свидетелей. Для осуществления этой деятельности МКС полагается на помощь и сотрудничество государств-участников, международных и региональных организаций, а также на гражданское общество.

В этом смысле Украина, признав юрисдикцию МУС по заявительному принципу, однако, не став участницей Римского статута, де-юре и де-факто взяла на себя в одностороннем порядке обязательства без каких-либо задержек и исключений осуществлять сотрудничество с МКС, не имея взамен никаких прав государства-участника, предусмотренных Римским уставом.

Однако, в условиях пандемии процесс международного расследования украинских вооруженных конфликтов может занять длительное время.

Прогнозируется, что только для рассмотрения ходатайства прокурора и принятия Палатой предварительного производства решения о начале расследования понадобится минимум несколько месяцев. Например, ходатайство прокурора по расследованию преступлений, совершенных против народа рохинджа из Мьянмы, было удовлетворено Палатой через 4 месяца после его представления. По конфликтам в Афганистане Палате понадобилось 16 месяцев, чтобы рассмотреть соответствующее ходатайство прокурора, а затем отклонить его, что впрочем через год Апелляционная палата пересмотрела и ходатайство удовлетворила.

Если Палата предварительного производства приходит к выводу о наличии оснований для продолжения расследования, как и к тому, что дело подпадает под юрисдикцию МУС, она направит это решение прокурору. Это наиболее вероятный результат в нынешних обстоятельствах. Кажется, нет явных фактических или юридических причин, почему это не произойдет в ситуации с Украиной.