Фискальные механизмы РФ в Крыму формируются под давлением санкций и мер по их преодолению. Однако следует признать, что некоторые решения украинского парламента, принятые с целью обеспечения прав и свобод граждан [1], внутренне перемещенных лиц [2], а также урегулирования правового режима и порядка осуществления экономической деятельности на временно оккупированных территориях [3], тоже косвенно способствуют наполнению бюджета страны-агрессора. К такому мнению склоняются парламентские комитеты [4], отдельные народные депутаты [5], экономические эксперты и члены правительства [6]. Не разделяют идеи по созданию свободной экономической зоны «Крым» и коренные народы Крыма.

Осветить особенности свободной экономической зоны «Крым» попытается доцент Андрей Чвалюк.

По своему функциональному типу свободная экономическая зона «Крым» (далее – СЭЗ «Крым») является одновременно свободной зоной таможенного, коммерческого, сервисного и промышленного типа. На территории СЭЗ «Крым» не взимаются общегосударственные налоги и сборы и сбор на обязательное государственное пенсионное страхование. Однако на территории СЭЗ «Крым» могут справляться местные налоги и сборы, определенные статьей 10 Налогового кодекса Украины, с учетом норм этой статьи.

Любые доходы, полученные резидентами СЭЗ «Крым» на этой территории, подлежат налогообложению как «иностранные доходы» (по ставке 18 % налога на доход физических лиц и 1,5 % военный сбор [7]). Также, «в условиях дестабилизации ситуации» в АРК и городе Севастополе был введен новый механизм, который позволяет перерегистрировать свой бизнес на территории любой области или города по своему выбору и продолжать платить налоги. Таковой возможностью воспользовались многие предприниматели из числа тех, что смогли безболезненно вывезти все активы (или большую их часть) с оккупированной территории. На почве спроса даже появились организации-посредники, предлагавшие за сумму от 800 гривен услуги по перерегистрации предприятий и физических лиц-предпринимателей, зарегистрированных в Крыму [8].

С первых дней появления законопроекта эксперты и журналисты критиковали его как лоббистский и содействующий попытке аннексии, как нарушающий права человека. Представители гражданского общества требовали его не принимать (ветировать, не подписывать, отменить). Эксперт «Майдана иностранных дел» Андрей Клименко убежден, что реальной целью создания «свободной экономической зоны» была легализация компаний, расположенных в Крыму, принадлежащим крупным украинским бизнесменам, приближенным к предыдущей власти – Ринату Ахметову и Дмитрию Фирташу. Закон подвергся критике и потому, что он создал условия для наполнения бюджета страны-оккупанта, в то время как бюджет Украины несет от него убытки [9, с. 32-33].

Закон позволяет обмен товарами между материковой Украиной и полуостровом, а продукция, произведенная на территории СЭЗ «Крым», может по желанию производителя, поставщика или продавца получить сертификат происхождения из Украины в торгово-промышленной палате. Вместе с тем, во время оккупации эта норма не действует, ведь статья 12.4.2 Закона отмечает, что «предпосылкой получения сертификата или других документов о происхождении товара из Украины является предоставление необходимых документов в соответствии с законодательством». По словам одного из авторов закона – Сергея Терехина, эта норма сознательно блокирует «импорт» из оккупированного Крыма, ведь легальная торгово-промышленная палата, выдающая такие сертификаты, на территории Крыма во время оккупации не существует [9, с. 31].

Также указанный закон позволил Кабинету Министров Украины, с целью обеспечения безопасности государства (к которой несомненно можно отнести и финансово-экономическую безопасность) временно ограничить поставки отдельных товаров (работ, услуг), полностью либо под отдельными (всеми) таможенными режимами с временно оккупированной территории на другую территорию Украины; либо с другой территории Украины на временно оккупированную территорию (статья 12.4.4). И правительство воспользовалось такой возможностью, приняв 16 декабря 2015 года постановление № 1035, которым запретило на период оккупации, поставки товаров (работ, услуг) под всеми таможенными режимами с временно оккупированной территории на другую территорию Украины либо с другой территории Украины на временно оккупированную территорию, за исключением:

— личных вещей граждан, определенных частью первой статьи 370 Таможенного кодекса Украины (за определенными исключениями), перемещаемых в ручной клади либо сопровождаемом багаже;

— социально значимых продуктов питания, перемещаемых гражданами, суммарная фактурная стоимость которых не превышает эквивалент десяти тысяч гривен и суммарный вес которых не превышает 50 килограммов на одного человека (п. 1 Постановления) [10].

Но принятие этой важной регулятивной нормы традиционно запоздало. Больше года в оккупированный Крым бесконтрольно ввозились товары, а Государственный бюджет Украины недополучал доходы. Кабинет Министров Украины планировал расширить перечень вещей и товаров, которые можно провозить между материком и Крымом [11], однако постановление Киевского апелляционного административного суда от 14 июня 2017 по делу № 826/9502/16 [12] признало незаконным и недействительным указанный выше пункт 1 постановления № 1035 и тем самым уничтожило все последующие правительственные инициативы в этом направлении.

Анализируя правовой режим СЭЗ в исторической ретроспективе можно увидеть, что он привел к массовому беспошлинному ввозу товаров и электроэнергии на оккупированную территорию и через нее в Россию. Бывший министр экономики Украины Абромавичюс заявлял, что «свободная экономическая зона в Крыму неэффективна из-за коррупции» [6]. Поставки товаров с территории материковой Украины в Крыму в 2015 году (до начала гражданской товарной блокады 20 сентября 2015) оценивались в сумму 765 миллионов долларов, из которых 45 % составляла электроэнергия, остальные – сахар и другие продовольственные товары [13]. Газета «Зеркало недели» приводила экспертную оценку, по которой примерно до 80 % этого объема поставок в Крым беспошлинно идет на экспорт в Россию [14]. И хотя Минэкономразвития собирает статистику показателей по обороту розничной торговли без учета Крыма [15], данные российской прессы и так называемого «Кримстата» (пока их не подчистили) действительно показывали совсем другую картину – в первый год после оккупации импорт из Крыма (62,9 миллиона долларов), преобладал на экспортом (57,1 миллиона долларов). Это свидетельствует именно о том, что ввозимые из материковой Украины товары не оставались на Крымском полуострове, а направлялись в других потребителей.

По мнению журналистов, единственная цель закона о СЭЗ «Крым» заключалась в разрешении украинским олигархам работать в Крыму, избегая возникновения юридических препятствий (у многих из них остались на полуострове торгово-розничные сети и заводы). Благодаря СЭЗ «Крым» они смогли беспошлинно ввозить товары в Крым, продавать их там, а налоги платить в крымский «российский бюджет» [16]. Разница в цене товаров и льготные условия их поставки для предприятий – «нерезидентов» привели к налаживанию схемы контрабанды украинских товаров в Россию через оккупированный Крым.

Крымские татары, вместе с проукраинскими активистами проводили акцию по бессрочного блокирования поставок продовольствия и электроэнергии в Крыму. Группа народных депутатов Украины [4] также выступала с предложением отмены СЭЗ, но он до сих пор действует. Видимо это выгодно, а зная сколько среди депутатов Верховной Рады Украины крупных предпринимателей, можно даже предположить – кому именно.

Несмотря на то, что Закон о СЭЗ «Крым» лишил предпринимателей обязательств, которые они не могли выполнять через оккупацию, и отменил штрафные санкции за невыполненные обязательства, анализ его норм дает основания утверждать, что вводимые им условия хозяйствования является не только поощрительными для субъектов хозяйствования СЭЗ «Крым», но и во многом имеющими ограничительный характер либо вообще предусматривающими механизмы, концептуально не свойственные СЭЗ как определенному типу специального режима хозяйствования.

Например, хотя общим законодательством и предполагается правило о том, что в случае создания СЭЗ соответствующее решение может быть принято только после получения письменного согласия соответствующего местного совета и местной государственной администрации, на территории которой предполагается расположить СЭЗ, очевидно, что в условиях принятия Закона «О СЭЗ «Крым» получение соответствующего разрешения было невозможно. То же касается вопроса органов управления СЭЗ, которыми в соответствии с положениями законодательства, являются местные советы и их исполнительные комитеты в пределах предоставленных полномочий, а также специальный орган хозяйственного развития и управления СЭЗ. Очевидно, что первые объективно не могут выполнять соответствующие функции в пределах СЭЗ «Крым», а второй не создан [17, с. 52].

Ученые отмечают, что Закон о СЭЗ «Крым», в значительной мере не предполагает завершения правового механизм реализации своих норм, а потому создает риск возникновения юридических пробелов в правовом регулировании соответствующего вопроса, а вследствие этого – риск неоднозначной трактовки его норм [17, с. 53]. Действительно, названия некоторых статей не совпадают с их содержанием.

Например, статья 14 Закона Украины «О создании свободной экономической зоны« Крым» и об особенностях осуществления экономической деятельности на временно оккупированной территории Украины» называется «Эвакуация граждан с временно оккупированной территории Украины», однако речь в ней идет не о вывозе из Крыма на государственные средства всех желающих покинуть оккупированную территорию, а об «эвакуации» долговых обязательств. Также в указанной статье содержится предупреждение, что мораторий на погашение основной суммы ипотечного кредита и начисленных процентов по нему (по отношению расположенного на оккупированной территории имущества) будет снят, если лицо эмигрирует за пределы Украины на постоянное место жительства либо изменит свое гражданство.

Если законодатель пытался установить стимул для жителей полуострова покинуть свои дома и согласиться на внутреннее перемещение на материк, то, по нашему мнению, он выбрал не верный подход. Либо, и это наиболее вероятно, имеет место традиционная законотворческая ошибка.

Российская Федерация в собственной неправомерной юрисдикции также ввела в Крыму «свободную экономическую зону и свободную таможенную зону», после чего рапортовала об увеличении на 39 % числа иностранных инвесторов. Какие страны и территории они представляют, как правило, умалчивается (в первые годы оккупации это были представители дружественных РФ государств либо территорий находящихся под ее контролем). Однако со временем желающие «выловить рыбку в мутной воде» бизнесмены осмелели и теперь оккупанты заявляют о фирмах и физических лицах из «Украины, Кипра, Белоруссии, Армении, Турции, Казахстана, Германии, Великобритании, Виргинских и Сейшельских островов, Израиля, США и других стран» [18]. Впрочем, какие именно «инвесторы» приходят в Крым из оффшорных зон, мы уже писали в предыдущих статьях.

Таким образом, на сегодняшний день в Крыму имеются две свободные экономические зоны одновременно: украинская, на данный момент легальная хотя и не лишенная правовых коллизий, и созданная по решению оккупационных властей, не соответствующая ни нормам международного права, ни практике СЭЗ [19].

К слову, идею о создании свободной экономической зоны на территории Донецкой и Луганской областей, а также и на территории Херсонщины неоднократно лоббировали на различных уровнях, включая представление законопроектов в Верховную Раду. Как говорил Андре Моруа, «бизнес – это сочетание войны и спорта». Война уже есть, бизнес тоже, осталось «устроить гонки», и посмотреть, законопроект которой политической силы введет на востоке Украины «черную дыру», аналогичную крымской.

Источники:

1. Про забезпечення прав і свобод громадян та правовий режим на тимчасово окупованій території України: Закон України від 15.04.2014 р. №1207-VII. Відомості Верховної Ради України. 2014. № 26. Ст. 892.

2. Про забезпечення прав і свобод внутрішньо переміщених осіб: Закон України 20 жовтня 2014 р. № 1706-VII. Відомості Верховної Ради України. 2015. № 1. Ст. 1.

3. Про створення вільної економічної зони «Крим» та про особливості здійснення економічної діяльності на тимчасово окупованій території України: Закон України від 12.08.2014 р. № 1636-VII. Відомості Верховної Ради України. 2014. № 43. Ст. 2030.

4. Згадку Криму виключили з тексту закону про реінтеграцію Донбасу, щоб уникнути оскарження документа – нардеп Вінник. URL: https://gordonua.com/ukr/news/war/zgadka-krimu-vikljuchili-z-tekstu-zakonu-pro-reintegratsiji-donbasu-shchob-uniknuti-oskarzhennja-dokumenta-nardep-vinnik-227536.html

5. Вільна економічна зона «Крим» є легалізацією відносин з окупантом, вважає нардеп Рахманін. URL: https://ua.interfax.com.ua/news/political/643748.html

6. Крим став «посередницькою зоною» для торгівлі через закон України про ВЕЗ – Яницький. URL: https://ua.krymr.com/a/news/27262155.html

7. Податковий кодекс України від 2 грудня 2010 р. № 2755-VІ. Офіційний вісник України. 2010. № 92. Том 1. Ст. 3248.

8. Перереєстрація бізнесу з Криму. URL: http://регистрация-ооо.com.ua/ua/послуги/перереєстрація-бізнесу-з-криму.html

9. Крим. Анексована Власність = Annexed Property in Crimea / Тищенко Ю., Каздобіна Ю., Дячук М.; За заг. ред. Ю. Тищенко. Київ: ТОВ «Агентство» Україна», 2016. 148 с.

10. Про обмеження поставок окремих товарів (робіт, послуг) з тимчасово окупованої території на іншу територію України та/або з іншої території України на тимчасово окуповану територію: Постанова Кабінету Міністрів України від 16 грудня 2015 р. № 1035. Офіційний вісник України. 2015. № 101. Ст. 3480.

11. Казарін Павло. Межа дозволеного: що можна буде вивозити з Криму. URL: https://ua.krymr.com/a/28336459.html

12. Про визнання постанови Кабінету Міністрів України від 16.12.2015 року № 1035 незаконною: постанова Київського апеляційного адміністративного суду від 14.06.2017 р. у справі № 826/9502/16. URL:https://zakon.rada.gov.ua/rada/show/v9502805-17#n2

13. Абромавичус: Украина с начала 2015 года поставила в Крым товаров и услуг на $765 млн. URL: https://gordonua.com/news/crimea/abromavichus-ukraina-s-nachala-2015-goda-postavila-v-krym-tovarov-i-uslug-na-765-mln—107660.html

14. Самар Валентина. Зона особливої неуваги. URL: https://zn.ua/ukr/internal/zona-osoblivoyi-neuvagi-_.html

15. Калачова Галина, Лямец Сергей. Что Украина продает Крыму. Экономическая правда от 8 ноября 2014 р. URL: https://www.epravda.com.ua/rus/publications/2014/11/8/504301/

16. Тектоника Крыма. Как татары «возвращают» полуостров Украине. URL: https://republic.ru/posts/57026

17. Апаров А., Онищенко О. Вільна економічна зона «Крим» як особливий для правового господарського порядку тип спеціального режиму господарювання: компаративний аналіз. Підприємництво, господарство і право. 2016. №2. С. 48-54.

18. В Крыму за два года число иностранных инвесторов выросло на 40 процентов. URL: https://crimea.ria.ru/society/20190731/1117080188.html

19. Їжак Оксана. Вільна економічна зона в Криму: вітчизняна реальність. Юридична газета. 16 грудня 2014 р. №42-43 (436-437). URL: https://yur-gazeta.com/publications/events/vilna-ekonomichna-zona-v-krimu-vitchiznyana-realnist.html