Как мы помним, война с россией началась в 2014 году захватом Крыма. Одним из первых городов, где появились российские блокпосты и была преступно захвачена власть, стал Севастополь.

Кроме определяющего фактора этой войны – базы Черноморского флота агрессора, Севастополь имеет еще один очень важный объект – археологический памятник мирового культурного наследия – древний город Херсонес Таврический с хорой – сельскохозяйственным округом.

Эта достопримечательность включает не только музейные сооружения и территорию Национального заповедника «Херсонес Таврический», но и заповедные участки с античными усадьбами и земельным размежеванием граждан херсонесского полиса, то есть – часть хоры древнего города. Говоря на языке Госгеокадастра Украины, подавляющее большинство земель в непосредственной близости от моря получили либо охранный статус без права застройки, либо существенные ограничения по высотности в буферных зонах памятника ЮНЕСКО, охвативших почти все незастроенные территории города Севастополя.

Поэтому все, что произошло при оккупации с херсонесским заповедником, напрямую связано с фактором заповедной земли, который «получил» от оккупантов «оформление» в виде доминанты «колыбели русского православия», что и стало целью Кремля.

Данный вопрос исследовала Эвелина Кравченко, старший научный сотрудник Института археологии НАН Украины.

Древний город Херсонес Таврический в городе Севастополь, крепости Чембало в городе Балаклава и Каламита в городе Инкерман согласно так называемому «приказу» министерства культуры агрессора Николая Малакова от 8 июня 2016 года № 1279 «были включены», как якобы «обнаруженный объект культурного наследия памятное место «Старинный город Херсонес Таврический и крепости Чембало и Каламита» в «единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов российской федерации» в качестве якобы «объекта культурного наследия федерального значения», с фейковым «утверждением границ его территории».

Это характерное событие в оккупационной истории Крыма не случайно произошло не сразу после покушения на аннексию, а в середине 2016 года. Это никак не связано со статусом памятника мирового значения, поскольку данный статус не мешает российской федерации сейчас активно разрушать памятник. Не связано это и с якобы давлением мирового сообщества интеллектуалов и охранников культурного наследия, поскольку на данный момент последствий этого давления на российскую федерацию не замечено. Так что же произошло тогда летом 2016 года и как это повлияло на дальнейшие события, разворачивающиеся вокруг Херсонеса?

Итак, чем примечателен Херсонес Таврический и почему он получил статус памятника всемирного культурного наследия? Херсонес Таврический является древнегреческим и византийским городом, возникшим на берегу Карантинной бухты на Гераклейском полуострове в Северо-Западной части Крыма, которая сейчас представляет собой оккупированный россией Севастопольский городской совет Украины. Точно дата основания Херсонеса Таврического не установлена.

В течение почти всего ХХ века общепринятой считалась дата основания 422—421 годов до нашей эры греками-дорийцами из Гераклеи Понтийской вместе с беотийцами по знамению Дельфийского оракула как греческий полис на северном побережье Черного моря. Город за античный период времени стал важным торговым, ремесленным и политическим центром юго-западного побережья Таврики. Херсонес расположен между Карантинной и Песочной бухтами в пределах современного города Севастополя.

Однако древнейшие археологические находки в Херсонесе – фрагменты чернофигурной керамики – датируются рубежом третьей и четвертой четверти VI века до новой эры, что дало исследователям аргументы для передатировки основания города, о чем до сих пор ведутся дискуссии. По свидетельству Страбона, наряду с Херсонесом Таврическим располагался другой город, который Страбон называет Древний Херсонес, и который в научной литературе получил наименование «Страбонов».

Херсонес Таврический является одним из самых ярких примеров планирования города древнегреческого архитектора Гипподама, в основу которого положена система продольных и поперечных улиц, пересекающихся под прямым углом, образуя кварталы – инсулы.
Во второй четверти-середине IV в. до нашей эры при руководстве Агасикла Гераклейский полуостров был разделен на сельскохозяйственные наделы – клеры, принадлежавшие гражданам полиса, сформировавшие округа Херсонеса – хора. Клеры разделяли продольные и поперечные дороги, пересекавшиеся на местности под прямыми углами.

Экономический и политический расцвет Херсонеса Таврического за античного времени приходился на IV-II век до нашей эры. Он был демократическим государством, территория которого к ІІІ столетию до нашей эры распространилась и на Северо-Западную Таврику, присоединив Керкинитиду, Калос-Лимен и другие греческие города и поселения на Западном побережье Таврики. У Херсонеса был собственный монетный двор. Основой его экономики было земледелие, животноводство, морские промыслы, виноделие, другие ремесла и торговля.

Византийский Херсон или Корсунь «Повести временных лет» – это мощный восточный форпост Византийской империи, один из самых ранних центров христианства, а впоследствии после его захвата киевским князем Владимиром Святославовичем в 988 году еще и мощный торговый центр и богатый город на пути из Константинополя.

Город просуществовал около двух тысяч лет до конца XIV столетия, наконец прекратив свое существование после ряда нападений и ограблений. Свое значение как торговой ячейки оно потеряло после падения Константинополя и Киева. Однако распространение влияния на эти территории Османской империи не прекратило существование христианского монастыря Влахернской Богородицы, с которым связывается один из загородных раннехристианских некрополей Херсона и храм на Девичьей горе.

Монастырь перестал упоминаться в источниках ориентировочно с XVII века, именно с этого времени прерывается устоявшаяся христианская традиция в Юго-Западном Крыму, которая, вероятно, берет начало от одной из самых ранних христианских общин, существовавшей в Херсонесе.

Исследование руин бывшего Херсонеса было начато с 1827 года, а систематические раскопки – с 1876 года. При раскопках обнаружены остатки фортификационных сооружений разных строительных периодов, жилых кварталов, зданий с цистернами для сбора дождевой воды, отдельных водосборных цистерн, терм, хозяйственных и ремесленных сооружений; более 50 христианских церквей, античного театра и т.д. За стенами города находились некрополи.

Украина определяет и учитывает древний город Херсонес Таврический как памятник археологии, истории, архитектуры согласно Постановлению Кабинета Министров Украины от 3 сентября 2009 года № 928. Земельный участок, на котором расположен памятник, имеет кадастровый номер 8536400000:02:003.

23 июня 2013 года на 37-й сессии Комитета мирового наследия ЮНЕСКО, проходившей в Камбодже, Херсонес Таврический и его хор (сельскохозяйственный округ) были включены в список мирового наследия ЮНЕСКО.

Управление достопримечательностью согласно номинационному досье занималось Национальным заповедником «Херсонес Таврический» (НЗХТ), который находится по адресу Севастополь, улица Древняя, 1 и на территории которого размещается городище древнего города Херсонес Таврический. Крепости Чембало и Каламита являются филиалами НЗХТ. Участки хоры Херсонеса, являющиеся частью охраняемой территории памятника мирового культурного наследия, имеют статус земель историко-культурного назначения и занимают соответствующие сформированные земельные участки с присвоенными им государственными кадастровыми номерами.

Собственно, хорошо сохранившаяся не застроенная хора Херсонеса на Гераклейском полуострове и уникальная планировка как самого города, так и клеров на хоре были основным аргументом для включения этого памятника в мировое наследие, а также несущественное изменение исторической топографии, когда в целом современный пейзаж соответствует тому, что видели в том месте в древности. Именно эта неизменность и есть объект охраны ЮНЕСКО.

Гарантом сохранности памятки при этом выступало государство Украина в лице Министерства культуры и НЗХТ. Постоянные трения за земельные участки, которые должны были получить охранный статус памятника всемирного наследия, провоцировали определенные споры между государством в лице заповедника, горсоветом, который терял контроль за разрешениями на застройку очень дорогих приморских земель, и церковью, которая с 1992 года претендовала на помещения заповедника согласно закону о возвращении религиозных построек, то есть построек Свято-Владимирского монастыря, в которых с советского времени размещался Херсонесский музей.
Итак, что произошло в 2016 году и что этому предшествовало? 2014 год для Херсонесского заповедника был «относительно тих». Как отмечали сами сотрудники, оставшиеся в оккупации, оккупанты весной 2014-го им обещали «не менять ни структуру заповедника, ни штат». Однако уже осенью в заповеднике начали происходить противоправные события, определившие его судьбу в последующие годы.

Сначала вполне ожидаемо оккупанты «сняли с должности» генерального директора Леонид Жунько, которому очевидно не простили его отчаянную попытку остановить шабаш в Севастопольском горсовете, когда «ополченцы» преступно «избирали» фейкового «народного губернатора» Чалого.
Сначала «исполняющей обязанности директора» оккупанты преступно объявили Ларису Седикову, которая до этого была «заместителем по научной работе заповедника». Впоследствии оккупанты провели противоправные «выборы директора» и преступно объявили в этом качестве Андрея Кулагина, который до этого возглавлял «отдел подводных исследований» и к тому времени уже пользовался протекцией известного российского подводного археолога Виктора Лебединского, который впоследствии проводил противоправные исследования как в Крыму, так и в Сирии. Андрей Кулагин был сыном одного из депутатов горсовета Севастополя.

Андрея Кулагина связывали с чиновниками и бизнес-кругами города Севастополя. Однако 29 июля 2015 года фейковым «губернатором» Севастополя от оккупантов Меняйло на фейковую «должность» «генерального директора заповедника» был назначен отец Сергей Халюта, настоятель Владимирского собора, находящегося на территории заповедника и принадлежащего общине Украинской православной церкви Московского патриархата. Сам собор был разрушен попаданием бомбы во II Мировую войну и восстановлен в начале 2000-х годов за счет городской общины Киева при патронате городского головы Александра Омельченко.

Однако вскоре священник ушел с фейковой «должности директора». Впоследствии после «критики» этого шага и от Министерства культуры России, и от окружения Путина, а также после сообщения, что «назначение не было согласовано» с главой Русской православной церкви Кириллом, из Москвы сообщили, что это событие подтолкнуло «быстрее предоставить заповеднику федеральный статус», что привело к вышеуказанным событиям июня 2016 года.

Собственно, борьба между несколькими группами влияния оккупантов – «Институтом востоковедения», работавшим через правительство Москвы и, вероятно, сотрудничавшим с ФСБ, коллаборантами из остатков влиятельных кланов Севастополя, надеявшихся удержаться при оккупационных «властях», и Русской православной церковью (РПЦ), когда на фейковую «должность директора» оккупантами была «назначена» Светлана Мельникова, близкая к РПЦ, и до этого возглавлявшая Владимиро-Суздальский заповедник в россии, фактически передав его в использование РПЦ.

Однако и она долго не продержалась на должности директора. В начале 2019 года ее на этой фейковой должности «генерального директора музея-заповедника Херсонес Таврический» сменила Елена Морозова, до этого возглавлявшая музей водоканала в Санкт-Петербурге. Казалось бы, что общего у водоканала города на Неве и древних греков севера Понта?

Но как оказалось, этот вопрос не в области древней истории или археологии – новая «глава» херсонесского музея стала «правой рукой» архимандрита Тихона Шевкунова, как говорят, духовника Путина. Именно через нее начал действовать в Херсонесе фонд «Моя история», созданный при «Патриаршем совете по культуре», и именно с этого времени усилились системные грубые нарушения оккупантами не только правового и управленческого режима, но и фактической охраны и использования памятника мирового культурного наследия – древнего города Херсонес Таврический и его хоры.

Нарушения украинского законодательства и международных общепризнанных норм и правил в области сохранения культурных ценностей во время вооруженного конфликта разделяются по Херсонесу на две большие категории. Первая – это проведение незаконных «реставрационных работ и благоустройства», например, в районе башни Зенона ІІІ века до нашей эры и перибола, как уединенного прохода-коридора к главным воротам (протейхизмы), на территории памятника мирового наследия «Античный город Херсонес Таврический и его хора».

Исполнителями этих преступных работ стали незаконная «администрация» «Музея-заповедника «Херсонес Таврический» Министерства культуры России, фонд «Моя история», со «сроками проведения» в 2017-2020 годы. Фундаментом под сооружение оккупантами «смотровой площадки» были уничтожены остатки культурного слоя на глубину до 1 метра и более, а самой «смотровой площадкой» был огорожен вид на перибол с протейхизмом и главной оборонной стеной с башнями, включая наиболее крупную башню Зенона.

Вокруг башни Зенона оккупантами были размещены «устройства для дополнительного входа» на противоправно сооруженный на остатках римских казарм «летний театр», а вдоль стен российскими захватчиками были размещены «малые архитектурные формы».

Второй большой категорией нарушений использования и охраны культурного наследия в Херсонесе стало проведение незаконных раскопок с целью изменения исторического ландшафта и строительства новых объектов инфраструктуры.

Это масштабные раскопки, противоправно проводившиеся российскими захватчиками в охранной зоне Национального заповедника «Херсонес Таврический», буферной зоне достопримечательности национального значения – городище Херсонеса Таврического, достопримечательности мирового наследия ЮНЕСКО «Антический город Херсонес Таврический и его хора», в частности в таких составляющих памятника, как южные фортификационные сооружения, зольники и некрополи в нижней части Девичьей балки.

Работы проводили незаконная «администрация музея-заповедника» «Херсонес Таврический» Министерства культуры агрессора, подконтрольный оккупантам фонд «Моя история», упомянутый «Патриарший совет по культуре», российский «Государственный эрмитаж», а также «Институт археологии российской академии наук». «Сроками проведения работ» было определено 2020-2022 годы, а «заказчиками работ» – министерство культуры и министерство обороны агрессора.
Результатом этих вандальных «работ» непосредственно на памятнике мирового культурного наследия стал полностью уничтоженный не исследовавшийся ранее участок пригорода Херсонеса.
Кроме того, на памятнике мирового наследия фактически происходит перенос акцента из строительных остатков античного времени, показывающих на каком высоком общественном и культурном уровне находившееся греческое общество в то время, на «современные сооружения и музейные комплексы», которые, по преступному замыслу оккупационной «власти», призваны проповедовать так называемое «русское православие», якобы «берущее начало из Херсонеса», и остальные псевдоисторические концепции, которыми российская федерация оправдывает свою агрессию.

Другими словами, на оккупированном памятнике мирового культурного наследия, нарушая все возможные международные нормативные документы и собственные международные обязательства, российская федерация создает новый мощный идеологический центр, который якобы «будет оправдывать» и ненаучным способом «объяснять» новую российскую идеологию и военную агрессию.