Каждый год, 10 октября, весь мир отмечает День психического здоровья. Люди, страдающие психическими заболеваниями относятся к уязвимым слоям населения, а их права требуют особой защиты и гарантий со стороны государства.

В основном, это связано с тем, что такие люди находятся в местах несвободы, то есть специальных медицинских и гериатрических учреждениях, доступ к которым крайне ограничен.

Это порождает риски нарушения прав и свобод пациентов и подопечных этих учреждений, которые очень часто достаточно латентны для общества. Отсутствие дееспособности не позволяет эффективно противодействовать таким нарушениям, и человек по факту остается наедине со своими проблемами.

Со временем, для таких пациентов пытки, унизительное отношение, жестокое обращение физическое насилие становятся обычными вещами, которые они воспринимают как норму своей жизни.

В развитых государствах эта проблема эффективно решается с помощью национальных превентивных механизмов, которые сегодня уже функционируют и в Украине.

На защите прав психически больных людей стоит гражданское общество, которое осуществляет независимый мониторинг мест несвободы, выявляет и документирует правонарушения.

В оккупированном Крыму ничего подобного нет, поэтому возникает вопрос, как сегодня выглядит психиатрия оккупированного Крыма.

Положение дел исследовали аналитики Ассоциации Реинтеграции Крыма.

Аргументом, обусловившим необходимость проведения такого анализа, стала информация о возрождении в России карательной психиатрии, присущей бывшему СССР. Это действительно вызывает беспокойство, ведь на оккупированном полуострове осталось немало людей с психическими заболеваниями.

Не известно, получают ли они качественную психиатрическую помощь и сопровождение. Конечно, фейковые «власти» оккупированного Крыма говорят об «улучшении качества психиатрической помощи на полуострове». Подобные заявления раздаются и от підконтрольного захватчикам «руководства больниц».

В частности, подконтрольный агрессору «заведующий соматопсихиатрическим отделением Крымской республиканской психиатрической больницы №1» Сергей Рыштаков в интервью отмечал о повышении качества услуг и появлении новых препаратов, которые «хоть и дороги, но есть у аптеки» [1].

Несмотря на радужные заявления, ситуация с «психиатрией от агрессора» критическая. Даже в российских медиа публикуют материалы о возрождении карательной психиатрии, которая становится инструментом борьбы с «активными гражданами». Также практику принудительного содержания в психушке в России используют правоохранители для «налаживания диалога» с задержанными.

Все это сопровождается насилием, издевательством, пытками и бесчеловечным обращением. Кроме того, по всей россии врачи нарушают права психически больных пациентов, в частности назначают препараты, которые по сути делают из человека глубокого инвалида [2]. Для российских властей проще признать личность «опасной» и ограничить ее свободу, хотя на сегодняшний день в Европе и мире подходы к лечению таких пациентов кардинально изменяются.

Даже отдельные специалисты из россии решаются говорить о необходимости реформирования психиатрии в государстве. В частности, они указывают на устаревшие подходы, отсутствие независимой службы по защите прав пациентов, ненадлежащую квалификацию медицинского персонала и врачей-психиатров, ненадлежащее финансирование, отсутствие целевых программ профилактики психических расстройств [3].

Все эти проблемы почувствовали на себе крымчане, ведь, как известно, россия не только оккупировала Крым, но и принесла на украинский полуостров собственную модель «русского мира», где психиатрия рассматривается как инструмент политического влияния [4]. То есть проблема связана с двумя аспектами: нарушение прав психически больных пациентов и госпитализация в психиатрические учреждения невыгодных «властям» людей.

Начнем со второй проблемы.

После оккупации Крыма в разы увеличилось количество помещений в «психиатрические больницы» крымчан, имеющих проукраинскую позицию и не готовых терпеть оккупационный режим. Так, в 2020 году оккупанты арестовали крымчанина Александра Сизикова, являющегося инвалидом, поскольку он потерял зрение в автомобильной аварии.

В 2015 году он выступил против арестов мусульман с пикетом, но ФСБ его обвинило в якобы «поддержке террористической организации» «Партия исламского освобождения». Александра на месяц поместили в «психиатрическую больницу» якобы для «прохождения судебно-психиатрической экспертизы». Несмотря на то, что у Александра нет психических расстройств и мог пройти эту экспертизу амбулаторно, он был вынужден провести месяц «в стационаре», без доступа защитников и членов семьи [5].

Подобную тактику признания «сумасшедшим» оккупационная «власть» избрала и для заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Наримана Джелялова, которого в рамках противоправного «уголовного дела» без всяких оснований поместили в «психиатрическую больницу».

По словам родственников Наримана, условия там очень плохие, над пациентами постоянно издеваются, не дают доступ к телефону и ограничивают право на прогулку. В таких условиях человек становится подавленным и теряет всякую свободу [6]. По аналогичному сценарию в «психиатрическую больницу» попал Сервет Мустафаев, которого захватчики также обвинили в «терроризме». По его словам, пребывание в «психиатрической больнице» это просто форма пыток, поскольку здоровому человеку тяжело выдержать соседство с психически больными людьми, которые могут в любое время проявить агрессию [7].

Очевидно, что российские каратели оккупированного Крыма используют «психиатрическую експертизу» не по ее назначению, то есть их основная цель не обследовать, а сломать человека и заставить быть покорным. Это предположение доказывают показания Ильми Умерова, которого также в Крыму поместили в «психиатрическую больницу» принудительно и держали три недели. Причем сама «экспертиза» продолжалась несколько часов, и заключалась в непродолжительных беседах с врачами [8].

Однако есть более вопиющие случаи, когда человека «суд приговорил» к «принудительному лечению» в «психиатрической больнице». Речь идет об ялтинском активисте Юнусе Машарипове, которого ФСБ обвинило в якобы «поджоге лесов» и «подготовке терактов». Пройдя все возможные «судебные инстанции» захватчиков, Машарипов был «признан недееспособным» и был противоправно помещен «бессрочно в психбольницу закрытого типа» [9].

Кроме того, на оккупированном полуострове существует проблема нарушения прав пациентов психиатрических учреждений. И здесь начать следует с последних событий. В частности, в 2020 году на фоне пандемии ковида была обнаружена вспышка заболевания в уже упомянутой выше «Крымской республиканской психиатрической больнице». Причем произошло это потому, что врачи принимая пациентов в «стационар» даже не просили их предоставить негативный текст на ковод. Также произошла халатность персонала «больницы», который даже не изолировал пациентов с температурой о других госпитализированных [10]. Это стало прямым нарушением прав психически больных пациентов, поскольку они просто не могут заявить о своих правах и пожаловаться на бездействие персонала «больницы». Однако это просто «цветочки» по сравнению с другими фактами.

В 2019 году в той же «больнице» умер от тяжких телесных повреждений пациент. По словам «руководства» учреждения мужчины якобы «просто избили», а какие-либо подробности обществу не были сообщены. «Силовики» российских захватчиков также очень кратко проинформировали о произошедшем, отметив, что «пациент погиб от полученных травм» [11].

Достаточно странно, когда человек умирает от избиения в «закрытом медицинском учреждении», где есть соответствующие «режим и персонал». Можно предположить, что эти телесные повреждения были причинены именно персоналом «больницы» за «несоблюдение режима». Подобный случай произошел в симферопольской «психиатрической больнице» и в 2021 году, когда санитар до смерти забил 39-летнего пациента [12].

Кстати, в этой же больнице в 2018 году было невозможно скрыть «нарушение правил хранения медикаментов, нарушение санитарных условий в больнице и ненадлежащее питание пациентов» [13]. И это закономерно, ведь если некому защищать права психически больных пациентов, то появляется большое количество желающих их нарушить.

Время от времени всплывает и коррупция в «системе психиатрической помощи» оккупированного Крыма. Так, еще в 2015 году в Симферополе подконтрольное захватчикам «руководство республиканской клинической психиатрической больницы № 5» подало «тендерную заявку» на закупку 6.5 тонн свежемороженой рыбы на сумму около полутора миллионов рублей. Эксперты посчитали, что только на этой сделке «главврач» Александр Солдатенко положил в карман полмиллиона рублей [14].

Это не единственный случай коррупции, поскольку в 2016 году «всплыло» хищение почти миллиона рублей под предлогом «капитального ремонта Севастопольской городской психиатрической больницы»; коллабранты «во власти» присвоили эти деньги совместно с «фирмой-подрядчиком» «Мониторинг, проектирование, строительство»[15].

Следует упомянуть и о земельных участках на курортном полуострове, очень привлекающие «власти» российских захватчиков. В частности, в 2016 году оккупантами «было принято решение» закрыть психиатрическую больницу в Ленинском районе. По свидетельству крымчан, больница была востребована, однако оккупанты сначала искусственно создали проблемы с финансированием заведения, а впоследствии «приняли решение о закрытии» [16].

В результате такой «оптимизации», действительно психически больные пациенты, которые могут быть опасны для окружающих, в отличие от политзаключенных Кремля, оказываются на свободе. И это реальная угроза, поскольку такие люди могут повлечь за собой взрыв газа в многоквартирном доме, пожар или просто нанести другим телесные повреждения.

Но оккупационные «власти», конечно же, не обращают внимания на проблемы рядовых крымчан. Уже в январе 2022 года произошла трагедия, ставшая ярким примером того, что психиатрия на оккупированном полуострове находится в ужасном состоянии. В поселке Новый Свет под Судаком мать выбросила из окна свою восьмилетнюю дочь. Женщина состояла «на учете в психбольнице», и в последнее время не получала необходимые лекарства. Поэтому она была вынуждена покупать малоэффективные «российские препараты» самостоятельно, но они не принесли необходимого результата. Врачи оправдались тем, что женщина якобы «начала употреблять алкоголь, и это снизило эффект лечения» [17].

Оккупанты пытаются маскировать халатность «системы психиатрической помощи» всяческими псевдоинициатами, вызывающие у крымчан возмущение. Например, в прошлом году крымские психиатры заявили, что они усиленно «проверят охотников, желающих получить разрешение на оружие», поскольку «психиатры должны понимать мотивацию потенциального убийцы животных» [18]. Очень интересный подход, выпускать психически больных свободой и не снабжать их необходимыми препаратами, и при этом волноваться за «мотивацию охотников».

Это скорее напоминает попытку создать себе новый источник коррупционной выгоды. А еще хотелось бы спросить, не хотят ли крымские психиатры проверить мотивацию высокопоставленных чиновников из Кремля, которые приказали оккупировать украинский полуостров и позволили боевикам убивать украинцев на Донбассе, а затем начали масштабную агрессию против Украины.

Предполагается, что окупанты нарушают не только основополагающие права психически больных пациентов, но и манипулируют их «политическими свободами». В частности, в 2020 году пациентов «психиатрических больниц» в оккупированном Крыму захватчики принуждали участвовать в «референдуме». Причем персонал медицинских учреждений провел «разъяснительные беседы» с пациентами, чтобы они «поддержали поправки к конституции россии».

В дальнейшем фейковые «избирательные комиссии» оккупантов это опровергали, но осталось много свидетелей, в частности крымских политзаключенных, которые в то время находились в разных «психиатрических больницах» на фейковой «судебно-психиатрической экспертизе» [19]. То есть для Кремля психически больные жители полуострова – это «ценный электорат», который в принудительном порядке можно обязать «поддерживать» необходимые россии «решения».

Есть случаи, когда психиатрия оккупированного Крыма работает по заказу. В частности, в 2019 году полуостров всколыхнула история о 25-летней девушке, которую принудительно поместили в «психиатрическую больницу для лечения». Основанием стала просьба матери, которая банально хотела «оформить на дочь инвалидность» и получать ее «пенсию».

Скорее всего, мать дала взятку «врачу-психиатру» и представителям «полиции» сработавших очень быстро оккупантов. При этом как сообщали очевидцы, девушка была абсолютно здорова и не представляла угрозы для общества. По словам девушки, ее оскорбляли, доводили до истерики, а затем без ее разрешения кололи психотропные препараты. Когда знакомые попытались ее уволить, «больница» обратилась в «суд» оккупантов, вынесшее «решение о принудительном лечении» [20]. К сожалению, в этой ситуации никто не может эффективно защитить права гражданки. Нам остается только публиковать эту информацию и документировать факты правонарушений.

Согласно Положениям и взглядам Всемирной психиатрической ассоциации о правах и юридической защите психически больных с 1989 года, пациенты имеют право на: надлежащее обеспечение медицинскими препаратами, опекуна или квалифицированного адвоката, общение с членами семьи, надлежащие условия содержания, получение информации о тактике и методы лечения и т.д.

Даже в устаревшем законе агрессора «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее предоставлении» в 1992 году речь идет о гуманном и уважительном отношении к таким лицам, а также о гарантировании других прав, предусмотренных конституцией [22], но российские захватчики не соблюдают соответствующие права человека ни у себя, ни в оккупированном Крыму.

По данным результатов оценки и рекомендаций для интеграции охраны психического здоровья в систему первичной медицинской помощи и общественные платформы в Украине, внешняя агрессия негативно сказалась на психическом здоровье украинцев, в том числе остающихся на оккупированном полуострове.

Эксперты подчеркивают, что неотложной проблемой является отсутствие действенных механизмов защиты прав психически больных пациентов, а также недостаточность адвокационных компаний относительно правовой защиты таких категорий граждан [23]. Конечно, говорить о перспективе развития правозащитного движения в оккупированном Крыму не представляется возможным. Поэтому пациенты и члены их семей вынуждены самостоятельно бороться с нарушениями своих прав.

Следовательно, психиатрия оккупированного Крыма не имеет ничего общего с тем образом, который создает российская пропаганда. Ни о каких высоких стандартах услуг и уважении к пациентам говорить не приходится. Реалии гораздо страшнее: психиатрия в Крыму после оккупации стала инструментом политической борьбы с противниками кремлевского режима, а для людей с психическими расстройствами – вызовом, поскольку они вынуждены самостоятельно искать качественные препараты и годами находиться в бесчеловечных условиях крымских «психиатрических больниц».

Конечно, масштабная российская агрессия против Украины никак не «улучшила» положение крымской психиатрии. Более того, на оккупированных территориях материкового юга Украины находятся психиатрические учреждения, о событиях в которых с марта 2022 остается лишь догадываться. В частности, неизвестна ситуация больных и персонала Херсонской областной психиатрической больницы, расположенной в оккупированном россиянами селе Степановка возле областного центра.

Отметим, что риски для психического здоровья, для пациентов и персонала украинских больниц признала Всемирная организация здравоохранения, приняв 26 мая 2022 года на своей Семьдесят пятой сессии резолюцию «Чрезвычайная ситуация в области здравоохранения в Украине и странах, принимающих и принимающих беженцев, в результате агрессии российской федерации» и установив специальный механизм международного мониторинга ситуации [24].

Источники:

1. https://vesti-k.ru/

2. https://lenta.ru/

3. https://www.kommersant.ru/

4. https://www.hse.ru/

5. https://life.pravda.com.ua/society/2020/11/19/243062/

6. https://crimea.suspilne.media/ru/articles/137

7. https://ru.krymr.com/a/psihiatricheskaya-ekspertiza-v-krymu-kak-element -repressiy/29660542.html

8. https://zmina.info/news/umerov_pro_psihiatrichnu_likarnju_ce_bulo_sucilne_katuvannja-2/

9. https://zmina.info/articles/zayavyl-o-p%D1%8Btkah-okazalsya-v-psyhlechebnycze-kak-v-kr%D1%8Bmu-prymenyayut-karatelnuyu-psyhyatryyu/

10. https://regnum.ru/

11. https://forpostsevastopol.ru/

12. https://crimea-news.com/

13. https://www.3652.ru/news/

14. https://fedpress.ru/news/econom/budget

15. https://sevastopol.bezformata.com/

16. https://newdaynews.ru/

17. https://flot2017.com/nedetskaya-tragediya-okkupanty-v-krymu-lishili-psihiatricheskoj-pomoshhi-mat-detoubijcu/

18. https://news.allcrimea.net/

19. https://graty.me/news/v-simferopolskom-sizo-i-psihiatricheskoj-klinike-zaklyuchennyh-krymskih-tatar-prinuzhdayut-golosovat-na-referendume-po-popravkam-v-konstitucziyu-rf/

20. https://blogs.korrespondent.net/blog/

21. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/995_871#Text

22. http://www.consultant.ru/

23. http://ipz.org.ua/wp-content/uploads/2018/01/MH-report-for_INTERNET_All_ua.pdf

24. https://arc.construction/32003