Как и ожидалось, агрессор попытался подчеркнуть фейковое «единство» так называемого «русского мира» проведением «массовых мероприятий» на оккупированных территориях Украины.

Собрать более или менее «массовые акции» с широким привлечением российских военных, колонизаторов и членов их семей, агрессору удалось только в оккупированных Симферополе и Севастополе. В остальных городах Крыма «в лучших советских традициях» массовость были принуждены обеспечить школы и «бюджетные учреждения», но получилось это очень не убедительно.

В оккупированном Мелитополе картинку «массовости празднования победы» в несколько тысяч человек оккупантам удалось достичь исключительно за счет завоза «массовки», в том числе из немногочисленных поклонников «русского мира» из сел региона. Соответственно, в самих этих селах «праздники» не состоялись, а в мелитопольском фейковом «автопробеге победы» приняло участие всего несколько автомобилей. Подобная ситуация сложилась в Бердянске.

Так же немногочисленным стало «шоу» агрессора в Херсоне, а в других городах Херсонщины «праздновать» вышло несколько десятков пенсионеров. При этом жители оккупированных территорий обратили внимание на отсутствие во время «парадов» авиационной составляющей захватчиков, не только в зоне агрессии, но и в городах самой России, включая Москву.

Это и неудивительно, ведь россияне сосредоточили боеспособную авиацию в зоне боевых действий и на «фронтовых аэродромах». В частности, в Крыму на базе в Гвардейском собрались «праздновать» 9 мая более 20 самолетов «Су-24» и «Су-25», на базе в Бельбеке агрессор собрал более 60 самолетов, а на базе в Каче – более десятка, в том числе транспортные.

Другой «объективной» проблемой агрессора стало минимальное количество ветеранов Второй мировой войны, которые российские пропагандисты смогли использовать в «праздничных мероприятиях».

Вместо умерших настоящих участников войны окупантів массово привлекли «играть их роль» всевозможных «ветеранов советской армии» участвовавших в Кубинском кризисе или во вторжении СССР в Афганистан.

Попытки «ветеранозамещения» погибшими участниками нынешней российской агрессии против Украины прошли лишь в отдельных местах, где российские спецслужбы считают ситуацию подконтрольной.

Это было разрешено только специально отобранным коллаборантам и оккупантам типа псевдо-губернатора Севастополя, который прошелся с портретом погибшего в марте 2022 года в Мариуполе заместителя командующего Черноморским флотом агрессора Максима Палия.

Учитывая, что гибель подконтрольного ФСБ Палия была очень «своевременна» в рамках готовки российскими спецслужбами репрессий против севастопольских адмиралов за неудачи во время агрессии против Украины, именно его портрет в руках фейкового «губернатора» имел определенные признаки трагикомизма.