Алексей Плотников, к.ю.н. , международное право

В предыдущем материале [1] АРК разбирала вопрос о трибунале по поводу преступления агрессии для высших должностных лиц российской федерации. Одно из возражений против такого трибунала состоит в том, что высшие должностные лица россии якобы пользуются иммунитетом в силу своего положения, поэтому их якобы невозможно привлечь к ответственности за какие-либо действия, совершенные во время пребывания на должностях.

В Украине тезис об иммунитете организаторов агрессии приписывают генеральному прокурору Ирине Венедиктовой. К примеру, издание «Цензор.Нет» tпишет, что «Украина не может привлечь к ответственности Владимира Путина. Он как президент обладает функциональным иммунитетом» [2]. Подобным образом слова Венедиктовой трактуют и другие издания [3]. Утверждение об иммунитете как помехе для возможного трибунала можно встретить и в профессиональных обсуждениях [4].

В этой статье попытаемся разобрать действительно ли иммунитеты смогут защитить виновных в преступлении агрессии и что же могла иметь в виду генеральный прокурор Украины Ирина Венедиктова .

Рациональное зерно в рассуждениях о проблеме иммунитетов есть. Отдельные должностные лица государства действительно могут иметь иммунитет от уголовного преследования. Его основа лежит в принципе суверенного равенства государств, частью которого является принцип par in parem non habet imperium (равный над равным не имеет власти). Это означает, что в силу суверенного равенства одно государство не может осуществлять власть над другим государством без его согласия. От имени государства действуют люди, выполняющие его функции. Запрет одному государству судить другое государство на практике означает, что государство не может осудить лиц, действующих во исполнение функций другого государства.

Международные иммунитеты бывают личными и функциональными. Личный иммунитет принадлежит лицу в силу его должности и распространяется на все его действия. Функциональный иммунитет принадлежит лицу на период выполнения им определенной функции и касается только действий, связанных с этой функцией. Это означает, что лицо, пользующееся личным иммунитетом, не может быть привлечено к ответственности другим государством в принципе, в то время как лицо, пользующееся функциональным иммунитетом, не может быть привлечено к ответственности только за действия, совершенные им при исполнении возложенных на него задач. Если же такое лицо, например, превышает скорость на дороге, то иммунитет не позволяет ему избежать ответственности за нарушение правил дорожного движения.

В международном праве отсутствует единый договор, определяющий какие именно должностные лица пользуются иммунитетами, и этот вопрос регулируется международными обычаями. В то же время, он косвенно упоминается в ряде международных договоров. Например, согласно статье 7 Венской конвенции о праве международных договоров, главы государств, главы правительств и министры иностранных дел имеют право представлять государство без необходимости предъявления дополнительных полномочий [5].

Считается, что эти лица представляют государство в силу своей должности и пользуются личным иммунитетом. Также личный иммунитет принадлежит некоторым дипломатам. Другим представителям государства за границей может предоставляться функциональный иммунитет. Так, согласно статье 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях, главы дипломатических представительств имеют иммунитет от уголовного преследования в государстве пребывания во всех случаях [6] (личный иммунитет), а по статье 43 Венской конвенции о консульских сношениях, консулы пользуются иммунитетом в отношении действий совершённых ими при выполнении консульских функций [7] (функциональный иммунитет).

Вероятный трибунал по поводу преступления агрессии будет создан именно для высших должностных лиц, осуществлявших политическое руководство и руководство вооруженными силами государства-агрессора. Никто из них не имеет функционального иммунитета. Президент, премьер-министр и министр иностранных дел российской федерации обладают личным иммунитетом. Все остальные российские чиновники подозреваемые в соучастии в совершении агрессии вообще не имеют иммунитета от уголовного преследования в Украине, любом другом государстве или от международного уголовного преследования. Таким образом, вопрос об иммунитетах упирается в то, что лично Владимир Путин как глава государства, Михаил Мишустин как глава правительства российской федерации и Сергей Лавров как министр иностранных дел обладают личным иммунитетом.

Что включает в себя понятие личного иммунитета? Специальный докладчик ООН по этому вопросу указал, что такой иммунитет «является абсолютным и охватывает все действия, совершенные в официальном и личном качестве как во время, так и до занятия должности…иммунитет носит временный характер и перестает существовать после ухода с должности; такие бывшие должностные лица продолжают, тем не менее, пользоваться функциональным иммунитетом» [8].

Это означает, что в течение всего времени пребывания в должности такие лица в принципе не подлежат какой-либо юрисдикции другого государства, а после отставки они не могут привлекаться другим государством к ответственности за действия, совершенные им во время пребывания в должности. Вероятно, именно это имела в виду генеральный прокурор, когда упомянула функциональные иммунитеты.

Значит ли это, что глава государства волен совершать какие-либо преступления и никогда не может быть за них наказан? Ответ будет отрицательным, ведь нормы международного уголовного права создавались отнюдь не для того, чтобы позволять преступникам наибольшего калибра избегать ответственности. Напротив, все международные уголовные суды от Нюрнберга до современного Международного уголовного суда создавались, прежде всего, именно для высших должностных лиц, а не для рядовых исполнителей.

Международный трибунал по Югославии по делу Тихомира Бласкича установил, что существует исключение из правила о личном иммунитете, «происходящем из норм международного уголовного права, запрещающих военные преступления, преступления против человечности и геноцид. Согласно этим нормам, ответственные за такие преступления не могут ссылаться на иммунитет от национальной или международной юрисдикции, даже если они совершили такие преступления в своем официальном качестве» [9].

Подобным образом высказался Специальный суд по Сьерра-Леоне, когда рассматривал дело о преступлениях против человечности и военных преступлениях, совершенных бывшим президентом Либерии Чарльзом Тейлором. Относительно вопроса его иммунитета от уголовного преследования Суд отметил, что «не может быть сомнений, что государства движутся в сторону признания некоторых преступлений как не покрываемых какими-либо требованиями государств или глав государств или других должностных лиц или дипломатическими иммунитетами, когда обвинения представляются международным трибуналам мы считаем, что официальное положение Апеллянта как действующего главы государства на момент начала уголовного производства против него не представляет препятствия для осуждения этим судом» [10].

Конечно, каждый международный или гибридный уголовный трибунал уникален и способность потенциального трибунала по российской агрессии осудить преступников, прикрывающихся личным иммунитетом, будет зависеть от кропотливой проработки положений его устава, а также от источника его юрисдикции. Напомним, что Трибунал по Югославии получил юрисдикцию от Совбеза ООН. Специальный суд по Сьерра-Леоне был создан международным соглашением. Суд по Украине, как мы писали в предыдущей части, может опираться в своей юрисдикции на законодательство Украины. Но разрешает ли законодательство Украины осуждение лица, обладающего личным иммунитетом?

Статья 6 Уголовного кодекса Украины устанавливает, что вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и других граждан, которые по законам Украины и международным договорам, согласие на которые предоставлено Верховной Радой Украины, не подсудны по уголовным делам судам Украины, в случае совершения ими уголовного правонарушения на территории Украины, решается дипломатическим путем [11].

С формально-юридической точки зрения, здесь как будто и не возникает проблемы с осуждением высших должностных лиц, поскольку, как было сказано, единый договор относительно них отсутствует, и Верховная Рада Украины согласие на такой договор не давала.

Если же смотреть шире и ставить вопрос о том, позволяет ли эта статья преодолеть обычную норму о личных иммунитетах, то может пригодиться норма статьи 8 Уголовного кодекса, согласно которой иностранцы или лица без гражданства, не проживающие постоянно в Украине, совершившие уголовные правонарушения за ее пределами, подлежат в Украине ответственности в случаях, предусмотренных международными договорами или если они совершили тяжкие или особо тяжкие преступления против прав и свобод граждан Украины или интересов Украины. В этой статье отсутствует ограничение в отношении иммунитетов, и она вполне применима к действиям, которые совершили лица против Украины, находясь на территории россии.

Не противоречит ли такая норма Уголовного кодекса международному праву? Национальная и международная судебная практика дают основания говорить, что осуждение лиц, обладающих личным иммунитетом, другим государством вполне возможно. Например, в 1998 году по делу Августо Пиночета британский суд нашел возможным задержание бывшего главы государства в связи с обвинениями в преступлениях против человечности, совершенных во время его пребывания в должности, поскольку «международное право, в свете которого следует толковать внутреннее право, сделало очевидным, что некоторые типы поведения…неприемлемы для кого-либо…противоположное заключение было бы насмешкой над международным правом» [12] .

Полезную аргументацию можно найти в Деле об ордере на арест, которое рассмотрел Международный Суд ООН. Этот спор между Конго и Бельгией касался задержания последним действующего министра иностранных дел Конго по подозрению в совершении преступлений против человечности и военных преступлений. Суд отметил, что некоторые международные уголовные суды могут иметь юрисдикцию в отношении лиц, которые при других обстоятельствах были бы защищены международным правом об иммунитетах. В то же время Суд указал, что бельгийские суды не имеют такой юрисдикции в отношении действующего министра иностранных дел [13], и нашел в действиях Бельгии нарушение ее международных обязательств.

Это дело часто приводят в качестве аргумента против возможности осуждения высших должностных лиц росии, но решение МС ООН не создает принципиальных препятствий в какой-либо реалистической ситуации.

Во-первых, Международный Суд допускает наличие у специально созданных международных судов юрисдикции для осуждения лиц, защищенных личными иммунитетами. Если соответствующее положение будет прописано в уставе трибунала по российской агрессии, то решение Международного суда ООН станет скорее аргументом «за», чем аргументом «против».

Во-вторых, в нем явно указано, что нарушение Бельгии заключалось в выдаче ордера на арест действующего министра, но в решении ничего не сказано о должностных лицах, прекративших исполнение своих обязательств, и защищенных уже не личным, а функциональным иммунитетом. Трудно представить, что Путин, Лавров или Мишустин прибудут в Украину, оставаясь на должностях. Поэтому и вопрос о правомерности их задержания и осуждения в Украине, если он вообще возникнет, необходимо будет рассматривать как вопрос об осуждении уже бывших высших должностных лиц. Отметим лишь, что для этого сейчас не усматриваются принципиальные препятствия.

Известно, что Украина уже направила подозрение в соучастии в преступлении агрессии высокопоставленному российскому военнослужащему [14]. Предполагаем, что это подозрение будет не единственным. Расследование преступления агрессии продолжается, и очевидно, что главными ее виновниками являются именно российские высшие должностные лица.

В случае если будет создан трибунал по российской агрессии, вопрос о юрисдикции и иммунитетах должен быть решен в его уставе. Для Украины же направление подозрения российским президенту, премьеру и министру иностранных дел пока не имеет смысла. Риски от таких процессуальных действий в виде возможного иска россии против Украины в Международный Суд ООН слишком высоки. Поэтому отсутствие подозрения лично в адрес российского вождя не означает, что Украина не намерена добиваться его осуждения в принципе. Оно означает только то, что нужный момент для совершения конкретного процессуального действия еще не наступил.

Источники

1. https://arc.construction/29841?lang=uk

2. https://censor.net/ru/news/3326683/vin_maye_funktsionalnyyi_imunitet_venediktova_pro_prytyagnennya_putina_do_vidpovidalnosti

3. https://ru.interfax.com.ua/news/general/818689.html

4. https://opiniojuris.org/2022/03/07/creating-a-special-tribunal-for-aggression-against-ukraine-is-a-bad-idea/

5. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/995_118#Text

6. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/995_048#Text

7. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/995_047#Text

8. https://legal.un.org/ilc/reports/2011/russian/chp7.pdf

9. http://www.rscsl.org/Documents/Decisions/Taylor/Appeal/059/SCSL-03-01-I-059.pdf

10. http://www.worldcourts.com/scsl/eng/decisions/2004.05.31_Prosecutor_v_Taylor.htm

11. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2341-14#Text

12. https://www.uniassignment.com/essay-samples/law/decision-in-the-house-of-lords-law-constitutional-administrative-essay.php

13. https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/121/121-20020214-JUD-01-00-EN.pdf

14. https://nv.ua/rus/ukraine/events/oleksandr-chayko-generalu-rf-povidomili-pro-pidozru-za-sprobu-zahoplennya-kiyeva-novini-ukrajini-50238521.html