Как мы уже сообщали, в оккупированном Крыму ожидается развертывание репрессий против «национал-предателей», которые российские спецслужбы будут организовывать для устрашения коллаборантов и отвлечения населения от проблем, связанных с затяжной военной кампанией на материковой Украине. Ассоциация уже указывала, что среди намеченных «жертв» могут выступать, в том числе и крымскотатарские коллаборанты.

Сегодня один из таких коллаборантов, аффилированный с ФСБ Эйваз Умеров разместил в социальных сетях текст «распоряжения» об «увольнении» другого крымскотатарского коллаборанта, «заместителя министра промышленной политики Республики Крым» Энвера Арпатлы. Господин Умеров одобрительно отметил это событие, указав следующее: «минус один молчун… когда страна в опасности нет права молчать».

Действительно, оккупанты будут постепенно отстранять от «власти», а затем – «разоблачать» и наказывать как «украинских шпионов» прежде коллаборантов, выступивших против агрессии или «дистанцировавшихся от украинской темы».

Но примечательно здесь другое, потому что «уволенный» господин Арпатлы еще может «вынырнуть» где-то в другой структуре оккупантов, и причиной нынешнего «глубокого удовлетворения» господина Умерова является исключительно ожесточенная борьба между российскими спецслужбами.

Ведь господин Арпатлы еще до начала оккупации Крыма находился под патронатом российской военной разведки, и с 2014 года за его «карьерный рост» отвечал печально известный советский и российский шпион, «почетный консул Никарагуа в Симферополе» Олег Белавенцев.

Поэтому карьерный путь Арпатлы, после «разбитых им горшков» с людьми Сергея Аксенова в Алуште, включил в себя работу на «не плохих» в коррупционном измерении управленческих должностях в Татарстане и Карачаево-Черкесии, и в Крым он вернулся лишь в 2020 году.

В свою очередь его «заклятый друг» Умеров, с 2014 года искусственно включенный ФСБ в общую «стаю единомышленников» с Русланом Бальбеком, отличился в условиях оккупации разве что обливанием зеленкой крымскотатарских правозащитников в 2014 году и каких-то «хлебных должностей» от агрессора не получил.

Впрочем, можно спрогнозировать, что последующая судьба обоих персонажей, как расходного материала конкурирующих между собой российских спецслужб и предателей собственного народа, довольно печальна.

Но кто из них будет первым давать в «российском суде» «искренние раскаяния» по поводу собственного «шпионажа и террористического опыта» – пока неизвестно.