Весной 2014 года оккупанты перебросили в Крым 13 мобильных газотурбинных электростанций (далее – МГТЭС), суммарной мощностью 292,5 мегаватт. Доставка и установка были «оплачены из федерального бюджета», а поставщиком выступило московское акционерное общество «Мобильные газотурбинные электрические станции» (далее – «Мобильные ГТЭС»), заработавшее на этом 2,37 миллиарда рублей [1]. К началу 2017 года для работы МГТЭС были оборудованы три площадки – «Севастопольская», «Симферопольская» и «Западно-Крымская». Количество МГТЭС на них увеличилось до 18, а суммарная мощность возросла до 405 МВт [2]. В оккупационных медиа неоднократно заявлялось, что размещение МГТЭС в Крыму является якобы «временным решением», но впоследствии, оценив выгоды данного проекта, оккупанты отказались от «мобильного» статуса установок и позволили им «пустить корни» [3]. Кому выгодно держать МГТЭС в Крыму и к каким последствиям это может привести – выяснил доцент Андрей Чвалюк.

3 октября 2018 года Министерство энергетики России сообщило, что после «успешного завершения комплексного опробования генерирующего оборудования Таврической и Балаклавской теплоэлектростанций и Сакской теплоэлектроцентрали» «крымская энергосистема перестала быть энергодефицитной» [4]. Планировалось, что запуск новых парогазовых электростанций в Крыму должен был отменить «режим вынужденной генерации» [5], регулярно «продлеваемый федеральным правительством». В январе 2022 года этот «режим» все же был отменен, хоть и не для всех, однако вывозить МГТЭС из Крыма оккупанты не спешат. Скорее наоборот, ими разрабатывается «нормативная база», благодаря которой данные установки могут получить «новый для энергорынка статус», некого «федерального мобильного резерва мощности». Пока что для МГТЭС «продлили повышенный тариф» на 2022–2024 года, но если «задумка» удастся, бенефициар бывших «мобильных», а теперь уже «стационарных» газотурбинных электростанций сможет устанавливать «повышенный вынужденный тариф» в свою пользу бессрочно.

Обычно «вынужденный» статус получают теплоэлектростанции, которые не окупаются на рынке, но нужны для теплоснабжения либо надежности энергосистемы. Такие ТЭС получают повышенный тариф на мощность, а нагрузка за содержание вынужденного генератора ложится на потребителей [6], в нашем случае – на жителей оккупированного полуострова. Причем статус обычно дается не новым, а устаревшим и неэффективным станциям. И раз оккупанты решили отойти от установленных законами рынка правил, значит кому-то это выгодно. Осталось выяснить кому.

 «Мобильные ГТЭС» позиционируют себя как частное акционерное предприятие, но это не так. Созданное 24 июля 2006 года в качестве 100% дочернего общества открытого акционерного общества «ЕЭС России», оно успешно пережило реорганизацию в 2008 году материнской фирмы и теперь полностью входит в состав публичного акционерного общества «ФСК ЕЭС», более известного как «Россети» [7]. Как указано на сайте «Мобильные ГТЭС», в настоящее время основной парк мобильного генерирующего оборудования расположен на территории «Республики Крым», а также «Севастополя и Краснодарского края» [8].

Владимир Скляр из «ВТБ Капитал» считает, что, учитывая противоаварийный характер мощности крымских МГТЭС, они «явно несут государственную функцию». По его мнению, «логично было бы оплачивать их содержание из федерального бюджета, а потребителей заставлять платить полную цену только за их фактическое использование» [6]. МГТЭС действительно созданы, чтобы устранять последствия аварий, но и сами они являются источниками опасности. 20 сентября 2014 года в результате короткого замыкания и последующего пожара произошло повреждение и выход из строя комплектной мобильной подстанции 110/10 киловатт на Симферопольской МГТЭС, а в марте 2016 года пожар полностью уничтожил одну газотурбинную электростанцию на Западно-Крымской МГТЭС. Мы считаем, что установки выходят из строя именно потому, что не рассчитаны на постоянное использование, однако оккупационные «власти» продолжают их активную эксплуатацию.

По мнению Ярослава Рыкова, директора по бизнес-анализу и развитию рынков ОАО «Фортум», станция, работающая в вынужденном режиме, априори попадает в баланс и вытесняет эффективных генераторов с рынка конкурентного отбора мощности. В результате эффективные и наиболее конкурентные генераторы, заявившие приемлемые расценки, вынуждены на рынке подвигаться в пользу менее эффективных, теряя прибыль и мотивацию к улучшениям. По идее новые мощности должны вытеснять старые, однако этого не происходит и приводит к тому, что инвесторы не желают вкладывать деньги в строительство новых электростанций.

Кроме того, на рынке действует такой не рыночный механизм как договоры предоставления мощности (далее – ДПМ). ДПМ устанавливает гарантированную и более высокую, относительно складывающейся рыночной цены, стоимость мощности для генерирующих объектов, перечисленных в списке, утвержденном Правительством РФ. Добавим, что в этот список попали новые «объекты генерации», построенные оккупантами в Крыму в рамках «федеральной целевой программы». На сегодняшний день ДПМ остается единственным работающим механизмом возврата и окупаемости инвестиций, считает Ярослав Рыков [9]. Действительно, все идет к тому, что российские государственные корпорации выдавливают с энергетического рынка Крыма «частных производителей электрической и тепловой энергии». Мощное лобби в федеральном правительстве РФ приводит к принятию постановлений, дающих право таким фирмам как «Мобильные ГТЭС» устанавливать невозможные в рыночных условиях тарифы. Сейчас «тариф», по которому мобильные станции реализуют в Крыму электроэнергию, в два раза выше «среднерыночной цены» [10].

С 1 января 2022 года «ветераны» крымской энергетики, теплоэлектроцентрали Симферопольская (полностью) и Камыш-Бурунская (на 50%) приостановили производство электроэнергии. Данные ТЭЦ принадлежат ООО «Крымтеплоэлектроцентраль», основанному в 2003 году дочерним предприятием государственного акционерного общества «Черноморнефтегаз» и открытого акционерного общества «Теплоэнергоресурсы». В 2013 году «КрымТЕЦ» стало публичным акционерным обществом, в котором 62,77% акций было передано кипрской компании «GASERMILL VENTURES LTD», а 37,23% – правительству Украины. После оккупации Крыма «КрымТЭЦ» было незаконно «национализировано» и «начало работать в российской юрисдикции», причем с января 2021 года подконтрольная агрессору и попавшая под санкции «КрымТЭЦ» стала «полностью частной фирмой».

«Акции выкупила» «Южная энергетическая компания», бенефициаром которой является россиянин Петр Нидзельский, один из бывших заместителей министра энергетики России, находящийся под санкциями Украины и США за свою крымскую активность [11]. Жадность и мелочность этого человека хорошо показывает ситуация, когда одна фирма Петра Нидзельского несколько лет арендовала Mercedes-Benz S 500 Maybach у другой его фирмы, а оплачивалась эта сделка из бюджета. Причем ни один участник тендерной комиссии внимания на это не обратил [12]. Однако, разговор сейчас не о нем, а о том какую судьбу оккупанты уготовили крымскому энергетическому комплексу. Мы предполагаем, что план по «выжиманию соков» оккупантами из крымской энергетики будет проходить в три этапа.

Первый этап состоит в устранении «конкурентов». Нет никаких сомнений, что «Россети» хотят стать монополистами на энергетическом рынке, поэтому будут пытаться выдавить из бизнеса частных лиц. Этому уже способствует режим частичной отмены «вынужденной генерации». После того, как «КрымТЭЦ» из-за убыточности полностью остановит генерацию электрической и тепловой энергии на Симферопольской и Камыш-Бурунской ТЭЦ, оккупанты перебросят в Крым еще больше МГТЭС. С учетом того, что для этих установок на ближайшие два года продлен режим вынужденной генерации, «Мобильные ГТЭС» и ее материнская фирма «Россети» продолжат получать повышенную прибыль за счет населения Крыма.

На реальность такого сценария указывает то, что правительственная комиссия РФ по обеспечению безопасности электроснабжения, 23 сентября 2021 года, на своем выездном заседании, названным «О ходе подготовки субъектов электроэнергетики и объектов жилищно-коммунального хозяйства Южного федерального округа к прохождению отопительного сезона 2021-2022 годов» сделала «Мобильным ГТЭС», а именно «ГТЭС в Республике Крым и г. Севастополю» замечание, касательно низких запасов топлива и дала срок на «устранение этого недостатка» [13].

Второй этап может идти параллельно с первым и начнется с объявления новых «тендеров» на модернизацию оборудования устаревших крымских ТЭЦ. Прошлый «тендер» на модернизацию Симферопольской теплоэлектроцентрали за 6,5 миллиарда рублей провалился. «Комиссия» признала «запрос предложений несостоявшимся», но, поскольку единственная «заявка соответствовала требованиям закупки», объявила «победителем» крымскую фирму «Химпромстрой». Эта «зарегистрированная» в 2016 году в Саках компания занимается строительством жилых и нежилых зданий. Бенефициаром является ее босс Александр Фролов, он же совладелец подмосковной компании «Банско» и бенефициар нижегородской фирмы «Инстрой» [14]. «Химпромстрой» уже несколько лет является убыточным, но ему все равно доверили в 2020 году «выполнение больших объемов работ и освоение больших объемов денежных средств». Информация о том, что данное «предприятие» действительно «приступило к модернизации Симферопольской ТЭЦ» до сих пор отсутствует, зато имеется решение налоговых органов от 17 декабря 2021 года о приостановке операций «Химпромстрой» по счетам [15].

Раз местные бизнесмены не справляются, в тендере может поучаствовать какая-нибудь более «крупная фирма», например то же «Крымэнерго». Уже упоминаемая нами правительственная комиссия РФ по обеспечению безопасности электроснабжения, недавно рекомендовала «правительству Севастополя», совместно с «правительством Республики Крым», «Крымэнерго» и «Севастопольэнерго» «проработать вопрос привлечения АО «Крымэнерго» для реализации проекта реконструкции оборудования Севастопольской ТЭЦ» [13]. Что-то нам подсказывает, что эти «рекомендации» носят приказной порядок и будут коллаборантами исправно выполнены.

Успешное освоение «бюджетных средств» на реконструкции крымских ТЭЦ ознаменует начало третьего этапа, в рамках которого федеральное правительство заставит «правительство Республики Крым» принять решение о «нецелесообразности дальнейшей эксплуатации» Симферопольской и Камыш-Бурунской ТЭЦ, и о «необходимости строительства очередной современной теплоэлектростанции». Разговоры о ее постройке активно ведутся начиная с 2020 года, после того как регуляторы энергорынка РФ обнаружили, что к 2026 году «региону Крыма и Тамани потребуется еще около 500 мегаватт новых мощностей» в силу ввода в эксплуатацию объектов Черноморского флота и «Крымской железной дороги» [16]. Кстати примечательно, что оккупанты планируют увеличение энергоемкости Крыма именно в рамках его милитаризации и соответствующего ресурсного обеспечения.

Российская государственная корпорация «ВО «Технопромэкспорт», дочерняя структура корпорации «Ростех», уже построила в оккупированном Крыму две теплоэлектростанции «Балаклавскую ТЭС», она же «Севастопольская ПГУ-ТЭС» мощностью 496,8 мегаватт и Таврическую ТЭС, она же «Симферопольская ПГУ-ТЭС», мощностью 490,2 мегаватт. Сейчас «Технопромэкспорт», как «производитель и субъект оптового рынка», самостоятельно устанавливает «тарифы» на электрическую энергию, поставляемую крымским потребителям. Эти «тарифы» увеличиваются каждые полгода, и по сравнению с 2019 годом выросли на 5,74% [17]. Нет никаких сомнений, что они и дальше будут расти, ведь «федеральные инвестиции» должны окупаться. Пострадавшей стороной снова оказалось население и субъекты предпринимательской деятельности оккупированного Крыма. Ведь стоимость электрической энергии для предприятий напрямую влияет на снижение доходности и удорожание производимых ими услуг и товаров.

Как известно, цена электрической энергии для потребителей включает непосредственно стоимость электроэнергии, тариф на передачу, тариф на распределение, и потребитель может оплачивать его самостоятельно или через поставщика. Единственная составляющая формулы, по которой происходит конкурирование поставщиков между собой – это маржа поставщика [18]. На данный момент, единственным «гарантирующим поставщиком» электроэнергии в Крыму является государственное унитарное предприятие «Крымэнерго». Устранив его, оккупанты получат возможность выстроить разветвленную схему поставки электроэнергии, когда между производителем и конечным потребителем внедряются несколько промежуточных звеньев состоящих из «дочерних фирм» и «обособленных филиалов» российского оператора электрических сетей «Россети». Каждый такой промежуточный поставщик получает статус «межрегиональной распределительной сетевой компании» и «законное право» добавить к действующему «тарифу» собственную маржу, из-за чего «тариф» задирается вверх.

Как именно будет происходить вывод «Крымэнерго» с «рынка поставок электроэнергии», мы изложили в своей прошлой статье [19], а в следующей расскажем, как запасы топлива мобильных газотурбинных электростанций Крыма связаны с дальнейшими агрессивными планами российских оккупантов.

Источники:

1. https://www.interfax-russia.ru/moscow/news/moesk-i-mobilnye-gtes-poluchat-2-3-mlrd-rub-iz-byudzheta-posle-otpravki-ih-moshchnostey-v-krym

2. http://www.mobilegtes.ru/dejatelnost/proekty/mobilnye-gtes-krym/

3. https://ria.ru/20150402/1056203900.html

4. https://ria.ru/20181205/1543696136.html

5. https://kianews24.ru/news/na-dvukh-krimskikh-tyec-priostanovlena-g/

6. https://www.kommersant.ru/doc/4103341

7. https://www.fsk-ees.ru/about/subsidiaries/subsidiaries_of_ojsc_quot_fgc_ues_ quot_with_shares_in_the_authorized_capital_of_100/oao_mobile_gas_turbine_power_plant_quot/

8. http://mobilegtes.ru/company/

9. http://www.energyland.info/analitic-show-125808

10. https://peretok.ru/news/generation/21138/

11. https://investigator.org.ua/news-2/239209/

12. https://ru.krymr.com/a/28439554.html

13. https://minenergo.gov.ru

14. https://www.interfax-russia.ru/south-and-north-caucasus/news/krymskiy-himpromstroy-moderniziruet-simferopolskuyu-tec-za-6-5-mlrd-rubley

15. https://www.rusprofile.ru/id/10817215

16. https://www.in-power.ru/news/energosbit/33961-v-krymu-mogut-postroit-esche-odnu-tes-za-schet-energorynka.html

17. http://tpe-vo.ru/wp-content/uploads/2021/05/ТПЭ-предложение-ФАС-на-2022-для-публикации.pdf

18. https://tek.energy/ru/news/mozhet-li-potrebitel-samostoyatelno-vliyat-na-tsenu-elektroenergii

19. https://arc.construction/26150?lang=uk