Как общеизвестно, российская государственность может развиваться исключительно в кругу внешних и внутренних врагов. Например, согласно российскому федеральному закону о противодействии терроризму, «антитеррористическая защищенность объекта» либо территории является «состоянием защищенности здания, сооружения, другого объекта, места массового пребывания людей, препятствующей совершению террористического акта». Но если вы думаете, что защищать такие объекты или территории обязаны только российские силовики либо каратели, то это грубая ошибка. Поскольку указанные нормы обязывают, среди прочего, и органы местного самоуправления «обеспечивать исполнение требований к антитеррористической защищенности объектов, находящихся в муниципальной собственности либо ведении» [1].

Понятно, что такие специфичные обязанности порождают другую традиционную тенденцию евразийской империи – успешного массового освоения средств «для защиты государственных интересов». Неудивительно, что на оккупированных Россией территориях такие процессы приобретают наиболее гротескные формы. Ведь у российских захватчиков и крымских коллаборантов есть «совершенно законное», «антитеррористическое основание» для регулярного «освоения бюджетных средств» на «защите потенциально опасных объектов», находящихся в Крыму. Какие «мероприятия» осуществляются в рамках этой «защиты» и сколько «бюджетных средств» при этом было разворовано, расскажет доцент Андрей Чвалюк.

В нашей недавней статье [2] мы уже рассказывали об освоении функционерами «государственного унитарного предприятия» «Вода Крыма» в 2016-2017 годах 61,65 миллиона рублей на «реализацию мер по антитеррористической защите на объектах», которые сейчас де-факто контролирует эта структура. В статье сообщалось и о планах «Вода Крыма» потратить на «оказание услуг по охране потенциально опасных объектов водоснабжения и водоотвода», а также «объектов с массовым пребыванием людей» еще 450,2 миллионов рублей. Такое смелое использование схемы по выводу «бюджетных средств» в оффшоры наводит нас на мысль, что она не эксклюзивна, а значит, и другие «государственные унитарные предприятия» «Республики Крым» тоже могут списывать существенные суммы на борьбу с призрачной террористической угрозой.

По заявлению оккупантов и коллаборантов, якобы «сохраняются риски» «дестабилизации обстановки» в Крыму сохраняются, и они, «конечно же», «связаны с агрессивными устремлениями украинских националистов и лидеров Меджлиса» [3]. А поскольку образ «врага» в пропаганде от агрессора уже сформирован, а страх перед ним усиленно нагнетается оккупационной прессой, крымским «распорядителям бюджетных средств» осталось решить, какие же именно «объекты» следует «защитить», и, главное, какие собственно суммы на этом можно освоить.

Например, 27 декабря 2016 года той же «Вода Крыма» был заключен «контракт» на «оказание комплекса охранных услуг объектов водоснабжения и водоотвода, объектов с массовым пребыванием людей» на ее судакском, феодосийском и алуштинском «филиалах» на общую сумму в 50,99 миллиона рублей. Контактным лицом по данной «закупке» был указан конспиративный Роман А.В., однако его указанный контактный е-мейл [email protected] объясняет, что это уже известный нам по прошлому расследованию Роман Вешкин, формирующий заявки не только на массовую закупку транспортных средств для «Вода Крыма», но и нанимающий для структуры охранников [4].

Сопоставление сроков предоставления услуги по контактной документации «331 календарный день», количеству указанных там человеко-часов «341 592», и наличие условия охранять «ежедневно, круглосуточно» приводит к цифре в 43 поста. Однако даже стойкие «охранники» насосных станций не могут обходиться без сна, а следовательно надо ввести минимум две смены, что умножает количество охранников как минимум вдвое. Также в «контрактной документации» содержится требование наличия «резерва персонала для усиления охраны объектов в случае введения особого административно-правового режима из расчета 20 % от общего количества персонала, привлекаемого к выполнению договорных обязательств, и готовности усилить охрану объектов в течение 24 часов после сообщения от заказчика» [5]. Итого получается 103 «охранника» для водных объектов трех регионов полуострова.

Мы специально взяли минимально возможное штатное расписание, но «бухгалтерия» все равно не сходится. Ведь частная охранная организация «Ирбис», взявшая данный «контракт», никогда не могла похвастаться нужным количеством сотрудников. Сейчас там работают 6 человек (включая директора), а среднесписочное количество сотрудников, несмотря на то, что данная организация существует уже 14 лет, равно 11 [6]. Это маленькое, зарегистрированное в Краснодарском крае ООО, ничем особенным не отличалось и долгие годы показывало скромный годовой доход, но в 2016 году ему повезло сорвать большой куш и заключить «контракт» с «Вода Крыма».

Это была самая большая сделка за всю историю существования «Ирбис», но примечательно еще и то, что в этом же году эта структура успела заключить еще 5 контрактов на охрану в самом Краснодарском крае на общую сумму 7,92 миллиона рублей. Напомним, что «Ирбис» является малым предприятием и не имеет дочерних фирм или филиалов. Как 11 сотрудников «Ирбис» успевали одновременно до конца 2016 охранять пять объектов в Анапе и 34 локации в разных районах Крыма – неизвестно. Даже работая круглосуточно, у них ничего бы не получилось, а значит, эти «охранные услуги» были фиктивными. Примечательно, что после 2017 года «Ирбис» вернулся к своим скромным заработкам и самый крупный выигранный им контракт на охрану с тех пор не превышал 888 тысяч рублей [7].

Интересно, что афера с виртуальными охранниками от «Ирбис» была заранее согласована со всеми, поскольку отобранная структура заведомо не отвечала заявленным «критериям участника конкурса» «Вода Крыма». Например «Ирбис» не только не имел опыта охраны объектов водораспределения, но и не располагал требуемым «соглашением о взаимодействии» от «крымских органов внутренних дел». Примечательно, что «договор оказания услуг охраны» был подписан «первым заместителем генерального директора» «Вода Крыма» Валентиной Крашкиной [5], бывшим функционером от «Партии Регионов» из Бахчисарая, уже «отметившейся» в нашем расследовании об аферах в «Вода Крыма». Так что деньги, которые могли б пойти на ремонт аварийных крымских водопроводов, в виде «финансового бумеранга» слетали в Анапу и снова вернулись в оккупированный Крым, где и осели в карманах боссов «Вода Крыма» и их кураторов из российских спецслужб. Какую сумму на этой фиктивной охране смогли заработать участники подконтрольной ФСБ РФ аферы точно подсчитать сложно, однако известно, что на час работы охранника списывалось 126,52 рубля и таких часов для виртуальных «анапских часових» было 341 592.

Это не единственный «контракт», которым «Вода Крыма» нанимала для охраны «мертвые души». 15 декабря 2016 года там было проведено еще одно «рассмотрение заявок на предоставление комплекса охранных услуг объектов водоснабжения и водоотвода, объектов с массовым пребыванием людей» а именно – для бахчисарайского «филиала» и симферопольского «производственного управления по водоснабжению и водоотводу». Хотя «заявка» это громко сказано. Поскольку их отбором занимался уже известный нам Роман Векшин, то «заявка» была лишь одна, от частного охранного предприятия «Купавых и К-1» из Воронежа, выигравшего этот «тендер» на 46,75 миллиона рублей [8]. ООО «Купавых и К-1» примечательно тем, что имеет двух учредителей с полным совпадением персональных данных. Что побудило Александра Николаевича Купавых в конце 2016 года разделить 100% долю в своей фирме между собой как частным лицом и как индивидуальным предпринимателем – нам неизвестно. Ведь лицензированные охранники, вооруженные специальными средствами, почкованием не размножаются и от такого «разделения активов» их в штате предприятия больше не стало.

Численность персонала «Купавых и К-1», которых «Вода Крыма» импортировала из Воронежа, составляет 85 человек [9]. Этого явно недостаточно для обеспечения круглосуточной охраны на 55 постах, без выходных и праздников в течение 331 календарного дня [10]. Но эти 85 «воронежских терминаторов» справились с охраной имущества, разбросанного по двум немаленьким районам Крыма, и, отработав свои 436 920 человеко-часов, отбыли на родину. Теоретически «заработанные» в оккупированном Крыму деньги должны были помочь владельцу ООО «Купавых и К-1», очевидно страдавшему раздвоением личности, получить неплохой «стартовый капитал», поскольку более  Александру Купавых таких крупных «тендеров» ни в Крыму, ни на территории самой РФ никогда не доставалось.

Впрочем, и воронежские охранники хорошо умеют играть в «денежные бумеранги». Контактным лицом от «Вода Крыма» в «информационной карточке этого тендера» был указан Геннадий Копытин, тогдашний «директор по безопасности предприятия». Он вместе с другими лицами входил в состав «комиссии», которая «рассматривала и утверждала тендерные заявки по найму охраны». Периодически список «членов комиссии» изменялся, но Геннадий Копытин всегда имел там право голоса, и очевидно именно он и объявлял там «согласованную позицию». Через эту схему по «Купавых и К-1» было проведено два «тендера», первый на 20,24 миллиона рублей (52 поста, 190 944 часов за 153 календарных суток) [11], а указанный выше второй, по итогам начала успешного сотрудничества с господином Купавых, на 46,75 миллиона рублей (436 920 человеко-часов на 55 постах на 331 календарную сутки) [12]. Итак, с помощью Александра Купавых руководством «Вода Крыма» было освоено в 2017 году суммарно семьдесят миллионов рублей, и это всего за один год и только одной созданной оккупантами структурой.

Кстати, «финансово бомбить» именно Воронеж господин Копытин решил не просто так, ведь именно оттуда началась его насыщенная «трудовая биография». Как индивидуальный предприниматель он действовал с 2005 года по январь 2016-го, но ликвидировать свою «коммерческую империю» на Дону Геннадий Владимирович предусмотрительно начал в июле 2013 года, как бы зная о предстоящем «карьерном взлете». А до того у бывшего сотрудника российской милиции господина Копытина среди прочего числились в Воронеже, кроме ООО «Воронежпассажиртранс», собственные частные охранные предприятия «Гепард», «Гепард и К» и «Коловрат» [13].

Что же, кажется ясно, кто именно научил своего будущего контрагента Купавых такому юридическому «клонированию». А также можно догадаться, кто заранее посоветовал Копытину «паковать чемоданы» для будущего «крымского турне». Ведь среди прочего российские реестры связывают Георгия Копытина с таким насыщенным агентами спецслужб явлением, как «Воронежское региональное отделение» «Всероссийского социалистического народного движения «Отчизна». Более того, как ни странно, есть прямые публичные доказательства долгого сотрудничества господина Копытина с российскими силовиками, но явно не из милиции либо полиции.

Например в 2007 году Копытин как руководитель частного охранного предприятия и в качестве арендатора автопарковки стал «подсадной уткой» для директора департамента развития городского хозяйства Воронежа Анатолия Батищева, котрому впоследствии дали семь лет за полученные от Копытина «под запись» двести тысяч рублей взятки [14]. По иронии судьбы после «тучных урожаев» откатов в «Вода Крыма» господин Копытин с таким долгим «послужным списком» был посажен оккупантами в кресло севастопольского «управления по эксплуатации объектов городского хозяйства», где он отвечает, конечно же, именно за «тендеры и контракты».

Что ж, оккупанты и коллаборанты действительно нашли свое «эльдорадо» на фиктивной охране и умело конвертировали пропагандистские нарративы о «террористических угрозах» в абсолютно реальные миллионы в карманах – своих, руководства и кураторов. Ведь «Банк данных потенциально опасных объектов в Крыму» включает в себя четыре раздела: «взрыво-пожаро-опасные объекты, химически опасные объекты, гидротехнические сооружения, прочие потенциально опасные объекты» [15]. Большую часть их можно охранять за «бюджетные деньги» описанным выше путем «виртуальных охранников».

Этот «золотой дождь» был формализован «комиссией по отнесению потенциально опасных объектов, расположенных на территории Республики Крым, в классы опасности». Эта структура была создана «распоряжением Совета министров» оккупантов от 14 апреля 2015 года № 313-р [16], и в том же 2015 году этой «комиссией» был утвержден «список», состоящий из 217 потенциально опасных объектов. Впрочем, позже его существенно сократили, оставив всего 40 объектов. Исключение целой группы объектов было обусловлено изменениями в законодательстве агрессора, благодаря которым большинство подпадающих под «обязательную охрану» объектов в Крыму потеряло «класс опасности» [17]. Но, конечно же, никто не желал остаться без «кусочка пирога», а потому в 2019 году «в связи с изменением деятельности предприятий» «министерства и ведомства Республики Крым» подали упомянутой «комиссии» «уточненную информацию». После этого «комиссия» снова расширила список объектов, округлив его до сотни [18]. Не сложно догадаться, что стремление захватчиков и коллаборантов расширить список, крутя «законом как дышлом» вызвано отнюдь не заботами о безопасности крымчан либо экологии полуострова, а банальным желанием получить обильные откаты с «тендеров на охрану».

Добавим, что в самой России обязанность предотвращать проникновение на опасный производственный объект посторонних лиц возложена на владельцев этих объектов двумя федеральными законами №190-ФЗ и №116-ФЗ, но это касается действительно критических вопросов. Поэтому, если «охрану» административного здания, скважины или насосной станции «Вода Крыма» еще может осуществлять по собственной инициативе, то, например, емкости с жидким хлором подлежат обязательной охране и значительные средства на это выделяются обязательно. Поэтому, хотя в «ведении» «Вода Крыма» после 2019 осталось всего два таких «потенциально опасных объекта с обязательной охраной» в Феодосии и Керчи, это не значит, что объемы «освоения бюджетных средств» там уменьшатся, ведь количество «постов инициативно определенной предприятием охраны», зависит исключительно от бурной фантазии «составителя тендерной карты».

Конечно же иные «стратегические» объекты «есть в наличии» и у других созданных оккупантами «государственных унитарных предприятий». «Крымгазсети» и «Крымвзрывпром» контролируют по одному объекту, «Крымская железная дорога» – пять, а подконтрольный агрессору «Черноморнефтегаз» – шесть. На самом же деле «объектов» от «Черноморнефтегаза» гораздо больше, просто «комиссия» недавно «укрупнила» их, чтобы «уважаемые лица из руководства» этой структурой не «разменивались по мелочам» и не создавали множество мелких «тендеров на охрану». Например, под № 22 в «списке потенциально опасных объектов» указана «система промышленных (межпромышленных) трубопроводов «Берег – Глебовка» с эжекторной установкой «Бухта Очеретай» «Черноморнефтегаз», в которую входит 16 объектов, расположенных в шельфе Черного моря, то есть – вся инфраструктура газодобычи на шельфе, захваченная агрессором в 2014 году [19].

Так же «охране и антитеррористической защите» подлежат гидроузлы водохранилищ, стоящие на «балансе» не «Вода Крыма», а «муниципальных унитарных предприятий», а также плотины и каналы, закрепленные агрессором за «администрациями городов», а также межсельские сети газоснабжения. Кроме «производственных и инфраструктурных объектов» в список включены отдельные «образовательные и спортивные учреждения», а именно «Международный детский центр Артек» и стадион «Центра спортивной подготовки сборных команд Республики Крым». Также в списке указаны частные «общества с ограниченной ответственностью» и «акционерные общества», которым «принадлежат» теплоэлектростанции, склады нефтепродуктов, газонаполнительные станции, судостроительные заводы, подвесные канатные дороги и карьеры.

Но если вы думаете, что лидером «освоений» средств на «виртуальной охране» являются «Артек», газовики, цех купажа симферопольского водочного завода либо склад промышленной взрывчатки в селе Луговом – это не так. Абсолютным чемпионом в «списании бюджетных средств» на «антитеррористическую защиту объектов» стало «государственное унитарное предприятие» «Крыммелиоводхоз». За реализацию «мер по антитеррористической защите» на «объекте гидроузел Симферопольского водохранилища», «Крыммелиоводхоз» в 2019 году заплатил московскому ООО «Еврострой» 19,65 миллиона рублей [20]. И это только за один объект, а всего в «ведении» «мелиораторов» находится, по «списку», 20 «потенциально опасных объектов». А потому чтобы подсчитать, какие суммы начиная с 2015 года сбежали в офшоры, понадобится умение оперировать сотнями миллиардов.

Директором «Еврострой» является Новиков Виктор Егорович, одновременно являющийся директором ООО «Профинвестстрой», которое и основало «Еврострой». «Материнская компания» «Профинвестстрой» примечательна тем, что имеет всего одного работника – директора, зато трех учредителей: американское «LLC 3 Brothers Building» из Северной Каролины, кипрское общество с ограниченной ответственностью «Эмих» и формального владельца Белюченко Андрея Владимировича [21]. Последний является российским застройщиком, владеет товарным знаком «Терра-Аури» [22] и разрабатывает проекты строительства целых серий жилых домов для компании «Главмосстрой» [23]. Как видим, интересы трех «братьев-строителей» не ограничиваются одной Москвой, и теперь они осваивают бюджетные средства в оккупированном Крыму.

Стоит указать, что поставщик «виртуальных охранников» для крымских плотин и водопроводов Андрей Белюченко является далеко не случайным человеком, ведь он, как протеже московского мэра Сергея Собянина, в 2011-2014 годах был генеральным директором московского городского Управления гражданского строительства, которым руководил тогда. мэр Москвы Марат Хуснуллин. В 2015-2016 годах Белюченко работал директором Департамента градостроительной деятельности и архитектуры Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства России. Затем он был переведен на подведомственный научно-исследовательский центр «Строительство», а впосладствии вообще «исчез с радаров» [27-27]. Как видим, у господина Белюченко на «заслуженном отдыхе» теперь есть время отмывать средства как в Крыму, так и в Северной Каролине.

Учитывая, что больших скандалов, связанных с растратами средств, выделенных на проведение мероприятий по «антитеррористической защите» на «потенциально опасных объектах в Крыму», не возникало, эта двухходовая схема всех устраивает. И «американских братьев-строителей», и «крымских сестер» из «Воды Крыма», и «руководство республики», и их кураторов именно из ФСБ, которые априори не могут не знать все детали таких огромных афер с «антитерором». Ведь контракты на «охрану и антитеррористическую защиту» занимают топовые позиции среди всех остальных заключенных «местными унитарными предприятиями» «контрактов», часто на порядок превышая суммы остальных «закупок товаров, работ или услуг».

Если ежегодно тратить десятки миллиардов рублей на виртуальную охрану, то на остальное денег не останется. Потому и продолжают оккупанты и коллаборанты составлять и выкладывать на свои «официальные сайты» абсурдные «документы». Например, «Вода Крыма» имеет отдельный «план» о том, что «закупки инновационной продукции, высокотехнологичной продукции и лекарственных средств» ею в 2022-2028 годах не планируется [28]. Но цель нашего исследования даже не в том, чтобы доказать тотальную коррумпированность оккупационной «администрации» Крыма в вопросах, где постоянный контроль (а значит соучастие) со стороны российских спецслужб просто гарантирован.

Главный вывод состоит в том, что поскольку и «унитарные предприятия», и «правительство республики» и генералы ФСБ согласны осваивать в Крыму миллиарды на «виртуальной охране», это значит, что они не могут не понимать истинное отсутствие угроз для «охраняемых объектов» » со стороны третьих лиц или структур. Да и «силы зла», о которых так много рассказывает российская пропаганда, «почему-то» «нападают» в Крыму не на опасные объекты с их виртуальной «охраной», а скорее на сельские опоры электропередач. Поскольку именно оккупационная администрация, а не фейковые экстремисты, диверсанты или террористы, была и остается единственной настоящей угрозой для крымской критической инфраструктуры. Но тендеры на закупку охраны от себя даже управленческая практика агрессора пока не предусматривает.

Источники:

1. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_58840/bdd1bbfd9433e11881e4a11031753a545bad7263/

2. https://arc.construction/25232?lang=uk

3. https://opcrimea.ru/assets/files/Doclad2020_site_o.pdf

4. https://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/common-info.html?regNumber=31604457475

5. https://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/documents.html?regNumber=31604457475

6. https://egrul.org/ogrn/1072301003400

7. https://egrul.org/ogrn/1072301003400?action=purchase

8. https://spending.gov.ru/goscontracts/contracts/59102057281160003240000/

9. https://www.list-org.com/company/2477855/show/founders_history#founders

10. https://zakupki.gov.ru/223/purchase/public/purchase/info/documents.html?regNumber=31604452112

11. https://zakupki.gov.ru/223/contract/public/contract/print-form/show.html?pfid=4569544

12. https://zakupki.gov.ru/223/contract/public/contract/print-form/show.html?pfid=4894228

13. https://www.list-org.com/man/2738136

14. http://www.voronezh.ru/inform/news/2008/33720320.html

15. https://mchs.rk.gov.ru/ru/article/show/341

16. https://www.garant.ru/hotlaw/crimea/621619/

17. https://mchs.rk.gov.ru/ru/article/show/1170

18. https://mchs.rk.gov.ru/ru/article/show/7492

19. https://mchs.rk.gov.ru/uploads/txteditor/mchs/attachments/d4/1d/8c/d98f00b204e9800998ecf8427e/phpvf9ioM_2.pdf

20. https://spending.gov.ru/goscontracts/contracts/2910205919019000181/

21. https://www.list-org.com/company/7305825/show/founders_history#founders

22. https://companies.rbc.ru/trademark/421505/terraauri-auri-ta-ta-terra-auri/

23. https://archi.ru/russia/57903/arkhsovet-moskvy-19

24. https://whoiswhopersona.info/archives/65681

25. https://prominf.ru/article/novye-trebovaniya-v-stroitelnoy-otrasli-chto-zhdet-stroiteley-v-blizhayshee-vremya

26. http://viperson.ru/people/belyuchenko-andrey-vladimirovich

27. http://rucompromat.com/articles/tatarskie_chinovniki_voennyie_upravlentsyi_chechenskie_biznesmenyi

28. https://voda.crimea.ru/assets/files/zakupki/plan-inn-2022-2028.pdf