Сейчас наблюдаю определенную активность украинской власти касаемо вопроса нового амплуа госпожи Поклонской, которую направлено «послом России» в Кабо-Верде. Я уже писал о перспективах этого «назначения» и указывал на парадокс, когда определенное небольшое по населению, экономике и потенциалу государство, полностью зависимо от цивилизованных наций мира, делает реверансы тоталитарным и авторитарным режимам, с которыми объективно не имеет ни общей экономики, ни общей политики или вопросов безопасности. Ответ всегда прост и однозначен — это банальный кэш для политиков.

Об этом пишет доктор юридических наук, профессор Борис Бабин специально для Цензор.НЕТ.

Этот вопрос заинтересовал меня после анализа экспертами «АРК» взаимосвязей России и Никарагуа по оккупированному Крыму. Мы уже писали, что полуфейковий посол Никарагуа в Москве, постоянно, «исполняя номер», катается на полуостров, собственно, и к власти Манагуа не имеет реального отношения. Потому что это российский подданый, действующий в «посольстве», которое финансово и организационно обеспечивается собственно РФ. Также давалась оценка феерическим попыткам загрузить крымские порты Никарагуанскими товарами через «соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве», которое 2 июля этого года подписали в Манагуа Министерство производства и торговли Республики Никарагуа и «Совет министров Республики Крым». Ведь в реальной жизни никакого значения Россия в экономике Никарагуа не играет и не будет играть вообще.

К примеру основным торговым партнером режима Манагуа является … США, с которыми имеется соглашение о зоне свободной торговли. Более 60% экспорта Никарагуа поступает именно в США. Среди импортеров в эту страну США и на первом месте, а остальные позиций занимают коммунистический Китай и соседние страны, РФ не может предложить в Манагуа абсолютно ничего. Примечательна и структура никарагуанского экспорта, это прежде всего продукция «свободных экономических зон» с дешевой рабочей силой, а именно проволочные агрегаты для машиностроения и текстиль, прежде всего одежду. Основными инвесторами в сфере автопрома является американский «Stainless Ride», немецкая «Dräxlmaier Group» и японская «Yazaki», они являются посредниками между Никарагуанскими производителями и гигантами мирового автопрома.

Кроме проводов и рубашек Никарагуа экспортирует золото, кофе и мясо, но тамошнюю телятину из Карибского региона не вывозят, а золото очень трудно отслеживать. Остается именно кофе, где-то на 500 млн долларов экспорта в год, более 50% которой поступает, как вы уже догадались, в США и еще до 30% — в страны Европейского Союза. Россия закупает целый 1% от годового экспорта местных сортов, больше, ее специфический рынок напитков, очевидно не нуждается. И теперь начинается самое интересное, потому что имеем приключения этого кофе на материковой Украине.

После «назначение консула Никарагуа» в оккупированном Крыму СНБО Украины ввело санкции против этой страны, в том числе экономические. Это указ Президента № 41/2021 от 1 февраля 2021 года, которым наложено запрет экспорта, импорта и переработки группы товаров никарагуанского происхождения, в частности — кофе. Я не буду задавать простой риторический вопрос — выполняется ли он в жизни. Каждый, кто принимает соответствующий легализованный наркотик может это с грустью выяснить в любом супермаркете или кафе. Просто приведу пример владельцев львовской «Криивки» и тому подобных заведений из группы «!FEST», что вкладывают в маркетинг мощную коммерческую эксплуатацию патриотизма украинцев и одновременно открыли в 2019 году «лабораторию кофе» именно в Никарагуа.

Здесь есть парадоксальная ситуация ведь довольно узкий рынок потребителей никарагуанского кофе в Украине трудно назвать аполитичным, такова уж природа кофеина и других алкалоидов. Кроме того, напиток именно никарагуанского происхождения чего-то эксклюзивного не содержит и может быть безболезненно заменен радостными конкурентами.

Напомню, что недавно была впечатляющая акция относительно одного производителя «здорового питания», который обхезался или неудачно пошутил что кто-то обхезался в центре Москвы. Его товары сняли с распространения украинские онлайн сети и гипермаркеты.

Уверен, что резонансный отказ украинцев от никарагуанського напитка повлияла бы и на европейского и американского потребителя.