Алексей Плотников, к.ю.н., международное право

«АРК» внимательно следит за процессами между Украиной и Российской Федерацией в международных судах. Один из них происходит в Международном суде (МС) ООН – главном судебном органе Объединенных Наций, наиболее уважаемом международном суде мира. Напомним, что Украина обратилась в этот суд еще в январе 2017 года с иском о нарушении Россией своих обязательств по Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма. Украинские требования о нарушении антидискриминационной конвенции непосредственно касаются Крыма, и большинство изложенных в украинском меморандуме [1] фактов дискриминации произошли именно в Крыму.

Рассмотрение сложных межгосударственных споров международным судом – процесс небыстрый. Но он, все же, не бесконечен, и международные суды пытаются стимулировать стороны к скорейшему выполнению всех необходимых процессуальных действий. Так, в мае 2017 года МС ООН издал приказ, которым просил Украину предоставить ее меморандум (то есть, изложения фактов и сути обращения) в срок до 12 июня 2018 года, а Россию – предоставить контремеморандум (то есть свою версию фактических обстоятельств и возражений против аргументов Украины) в срок до 12 июля 2019 год. Подчеркнем, что этот приказ составлялся с учетом позиций сторон, то есть Суд не просто придумал даты, а согласовал их с представителями Украины и Российской Федерации [2].

Украина свои обязательства выполнила точно в срок, чего нельзя сказать о России. Ее контрмеморандум не был представлен ни 12 июля 2019 г., ни вообще в 2019 году. Суду пришлось, по просьбе представителей России, четыре раза продлевать сроки представления контрмеморандума, и окончательный крайний срок был установлен на 9 августа 2021 года [3]. Наконец, именно 9 августа, на сайте Министерства иностранных дел Российской Федерации появилась информация о том, что Россия представила свой контрмеморандум в Международный суд ООН [4]. Эксперты «АРК» уже вооружились научным скальпелем и собирались «препарировать» российскую позицию, но выяснилось, что препарировать ничего. Информация о представлении чего-либо, не говоря уже о самом тексте контрмеморандума, на сайте Международного суда так и не появилось [5]. Комментарий МИД Украины к российскому заявлению также не содержит ничего, что указывало бы на передачу Украине текста российского контрмеморандума [5].

Из имеющихся крупиц информации трудно сделать какие-то выводы, кроме предположения о том, что Россия каким-то образом продолжает злоупотреблять своими процессуальными правами с целью затягивания процесса, как она уже делала, бесконечно оттягивая момент подачи контрмеморандума. Напомним, что например в процессе в Европейском суде по правам человека, Россия подала заявление на русском языке, хотя языками ЕСПЧ являются английский и французский. Те же языки (и только они) являются языками Международного Суда ООН, и надеемся, что российский МИД все же проявил больше международно-правового профессионализма в Международном суде ООН, чем российская прокуратура в ЕСПЧ, и не предпринял столь неприкрытой манипуляции, как представление контрмеморандума на русском. Поэтому выразим робкое предположение, что отсутствие информации о российском контрмеморандуме вызвано летними отпусками, или другими неизвестными нам обстоятельствами, и попробуем рассмотреть информацию, содержащуюся в пресс-релизе российского МИД.

По вопросу, который касается Крыма, а именно нарушения Россией Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, российский контрмеморандум якобы опровергает «украинские инсинуации об якобы имеющей место дискриминации проживающих в Крыму украинцев и крымских татар» и раскрывает «реальную обстановку в сфере межнациональных и межэтнических отношений на полуострове» [4]. Ничего другого, что указывало бы на содержание российского контрмеморандума по вопросу расовой дискриминации, в заявлении МИД России не содержится.

Если предполагать, что российский контрмеморандум действительно отрицает «украинские инсинуации», то речь должна идти о неких фактических данных, которые указывали бы на якобы «надуманность и необоснованность информации», содержащейся в украинском меморандуме, касательно насильственных исчезновений, пыток, произвольных обысков и задержаний, и многочисленных других нарушений прав крымских татар и украинцев в Крыму. Однако пока выглядит так, будто Россия решила не возражать, а наоборот предоставить в распоряжение суда больше фактов подобных действий. Недавно, 3 и 4 сентября состоялась очередная волна насильственных исчезновений представителей крымскотатарского народа, которым теперь грозит сомнительный «суд» по явно политическим обвинениям [7].

Нельзя не упомянуть и о том, что Международный суд ООН еще в апреле 2017 приказал Российской Федерации «воздержаться от поддержания или введения ограничений на способность крымскотатарского сообщества сохранять свои представительские институты, включая Меджлис», а также обеспечить доступность образования в Крыму на украинском языке [8]. Данный приказ российские оккупационные власти проигнорировали. В свое оправдание, российский МИД ссылается на то, что в приказе Суда, якобы, не содержится формулировки «отменить запрет Меджлиса» [9]. Правда, на Международный суд ООН это оправдание впечатления не произвело, и в июле 2018 года он напомнил России о необходимости выполнить его приказ [10]. Как легко догадаться, приказ остается невыполненным.

«АРК» с большим интересом и нетерпением ждет текст российского контрмеморандума, чтобы узнать, как российские представители будут отрицать факт невыполнения прямого приказа Международного суда ООН о прекращении конкретных действий, составляющих расовую дискриминацию. И чтобы немного утолить нашу нетерпеливость, информируем ООН о фактах дискриминации в Крыму. Только в 2021 году мы: проинформировали Специального докладчика ООН по правам коренных народов о дискриминации коренных народов Крыма государством-оккупантом [11]; указали Независимому эксперту ООН по правам лиц старшего возраста на практику дискриминации в Крыму по признаку возраста [12]; сообщили Комитету по ликвидации дискриминации в отношении женщин о дискриминации оккупационными властями крымскотатарских женщин в Крыму [13]. В целом эксперты «АРК» представили в ООН в 2020-2021 годах более 30 материалов о ситуации с правами человека в Крыму, большинство из которых отражали проблемы, связанные с расовой дискриминацией.

«АРК» далеко не единственная организация, которая доводит до ООН информацию о нарушениях прав человека со стороны государства-оккупанта в Крыму, в том числе, о расовой и других формах дискриминации. Уверены, что эти сведения из многочисленных украинских и зарубежных источников помогут Международному суду ООН составить верное представление о том, что происходит в оккупированном Крыму, и отбросить возражения России как явно необоснованные.

1. https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/166/166-20180612-WRI-01-00-EN.pdf

2. https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/166/166-20170512-ORD-01-00-EN.pdf

3. https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/166/166-20210628-ORD-01-00-EN.pdf

4. https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/4836247

5. https://www.icj-cij.org/en/case/166

6. https://mfa.gov.ua/news/zayava-mzs-ukrayini-u-zvyazku-z-podannyam-rosijskoyu-federaciyeyu-kontr-memorandumu-do-mizhnarodnogo-sudu-oon

7. https://arc.construction/19379?lang=uk

8. https://www.icj-cij.org/public/files/case-related/166/166-20170419-ORD-01-00-EN.pdf

9. https://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2741603

10. https://www.pravda.com.ua/news/2018/07/19/7186838

11. https://www.ohchr.org/EN/Issues/IPeoples/SRIndigenousPeoples/Pages/urban-areas.aspx

12. https://www.ohchr.org/EN/Issues/OlderPersons/IE/Pages/AgeismAgeDiscrimination.aspx

13. https://arc.construction/16135