Анна Устинова-Бойченко, кандидат юридических наук, доцент

Телерадиовещание является важным инструментом воздействия на сознание, а иногда и на мировоззрение населения. Поэтому средства массовой информации в каждом государстве должны быть независимыми от позиции власти и объективно освещать события, происходящие или ожидаемые. Но действительно ли средства массовой информации в оккупированном Крыму независимы и объективны? Каким именно путем финансируется на полуострове столь важная для общества сфера?

Ограничение возможности свободного выражения мнения и реализации права на свободу слова в целом началось в Крыму после его захвата Россией. Этот процесс происходил как на «управленческом» уровне, так и физически. Стремительное сокращение альтернативных источников информации, преследования журналистов «правоохранительными органами» и так называемой «крымской самообороной» ознаменовало «зачистку» информационного пространства, и в первую очередь сферы телерадиовещания. С марта 2014 года началось отключение от эфирного вещания телерадиокомпаний, не поддержавших российских захватчиков и пытавшихся критически относиться к ситуации на полуострове. Оккупационные «власти» подвергали журналистов преследованиям, запугиваниям, некоторые стали жертвами физического воздействия.

Уже через год все частные радиокомпании, функционировавшие на территории оккупированного полуострова, были лишены частот вещания. К новому конкурсу по распределению радиочастот их не допустили, а на «свободное эфирное пространство» зашли крупные российские медиа-холдинги [1]. Начало «информационного господства» РФ в Крыму было положено. Взяв под полный контроль такую важную сферу, как телерадиовещание, оккупационная «власть» получила возможность полностью «промыть мозги» крымскому населению и осуществлять постоянное «вливание» пропагандистской информации. Тогда «глова Крыма» Сергей Аксенов «с радостью» сообщал, что у кримчан «хорошее настроение», поскольку они за короткое время смогли перейти на «российские стандарты» телевидения и полностью избавиться от «тлетворного влияния непонятного телевидения» [2].

Следует указать, что средства на развитие «информационного общества РФ» из бюджета государства-агрессора начали выделяться в 2010 году. Еще до покушения на аннексию Крыма в РФ была принята государственная программа с бюджетом в 40,6 миллиарда американских долларов. В рамках программы Россия не жалела средств для оказания «русскоязычному населению планеты» бесплатных «беспристрастных средств массовой информации» в рамках своей государственной пропаганды [3]. Более того, после начала агрессии против Украины, в апреле 2015 оккупантами было запланировано выделение 177 миллионов рублей на создание нового «крымскотатарского телеканала», вместо вытесненного из Крыма «ATR», поскольку якобы, по словам того же Аксенова «крымскотатарские общественные организации» «обратились с просьбой его создания» [4].

В то же время Национальный совет телерадиовещания Украины отчитался, что прямые потери, которые понесли частные вещатели и государственные компании в связи с оккупацией Крыма, составили не менее 25 миллионов долларов США. Конечно, это без учета недополученной прибыли и информации, не предоставленной некоторыми вещателями. По сведениям международного консалтингового агентства «iKS-consulting», рынок телекоммуникаций Крыма в 2013 году был оценен в 400 миллионов долларов США. При этом многие телецентры с передатчиками и антеннами, захваченные «зелеными человечками» с РФ, принадлежали украинскому частному бизнесу, а не государству [5].

Остается непонятным, зачем вообще создавать новые телеканалы на Крымском полуострове, делать громкие заявления о выделении значительных средств на развитие телерадиовещания, поскольку оккупанты «национализировали» все оборудование, развитую инфраструктуру, техническое оснащение украинских «предшественников». Например, «государственный» телеканал «Первый крымский», ставший одним из главных инструментов пропаганды РФ в Крыму, был создан на базе захваченной в 2014 году в Симферополе государственной телерадиокомпании «Крым» [6].

Добавим, что в сфере телекоммуникации на оккупированной территории агрессором было создано «Министерство внутренней политики, информации и связи Республики Крым». В рамках «работы министерства» 25 декабря 2017 было «утверждена государственная программа Республики Крым» «Информационное общество», предусмотревшая общий объем финансирования в 23,57 миллиардов рублей, в том числе за 2018 год – 1427,784 миллиона рублей (полностью из «бюджета Республики Крым»), а на 2019 – 1691,67 миллиона рублей (все так же из «республиканского бюджета»). В «программе» из запланированных на 2020 год 1589,36 миллионов рублей большинство так же предусматривалась из «крымского бюджета», ведь «федеральных средств» планировалось 9,52 миллиона рублей; в 2021 году из запланированных 1583,58 рублей из «федерального бюджета» должны были получить 20,44 миллиона. Все средства на следующие годы запланированы исключительно из «крымского бюджета», без «федеральных дотаций», а именно 1665,31 миллиона рублей на 2022 год, 7370,64 миллиона в 2023 год, и 8082,06 миллионов на 2024 год [7]. Как минимум очевидно, что показатели программы на 2023-2024 годы возрастают по сравнению с предыдущими периодами в разы, и должны полностью формироваться из «бюджета Республики Крым», что выглядит утопично.

Итак хотя на информационные вопросы «было выделено» много средств, и еще больше – запланировано выделить, фактически отследить их «целевое расходование» довольно сложно. Поэтому возникает логичное предположение об использовании этих средств как минимум не по назначению, и эти предположения имеют под собой почву. Примечательно что в самом Крыму определенные подконтрольные агрессору телеканалы систематически обвиняются в «хищении бюджетных средств».

Так, в 2016 году в центре внимания оказался крымскотатарский телеканал «Миллет», в отношении которого возникли «подозрения в нецелевом использовании бюджетных средств». Выяснять «причастность руководства телеканала к злоупотреблениям» начали «правоохранительные структуры» оккупантов [8]. Но в связи с тем, что указанный телеканал необходим для оккупационных властей Крыма как «крымскотатарский», а также поскольку, вместо репрессированных расхитителей, других коллаборантов соответствующей национальности из числа медийщиков найти россиянам будет трудновато, то данное «дело» оккупанты «спустили на тормозах».

Однако в июле 2020 году телеканал «Миллет» снова «посетили» с «проверкой финансовой дисциплины» представители «министерства внутренних дел» и «Счетной палаты» [9]. Но примечательно что результаты проведенной «проверки» и даже «основания ее назначения» не стали публичными. Возможно, они будут использованы позже с целью «устрашения» работников канала, крымскотатарских коллаборантов, еще не успевших уволится. Складывается мнение, что телеканал «Миллет», учитывая его роль «образцового российского крымскотатарского» телеканала, существует исключительно в качестве «демонстрационного объекта». Поэтому заявления о «проведении проверок», а также и отсутствие их «результатов» могут быть «психологическим давлением» на «неблагонадежных по определению» с точки зрения агрессора работников «Миллет». Кроме того, согласно широко известной в кругах профессиональных журналистов информации, эти события на телеканале «Миллет» также были вызваны процессом «прямого переподчинения» данного «автономного некоммерческого» телеканала тогдашнему «министерству информационной политики Республики Крым» [10].

Впрочем, «воспетый» агрессором телеканал «Миллет» не соответствует тому «статусу и рангу» для которого его создавали оккупанты. Крымскотатарский общественный деятель Заир Смедляев отметил, что присвоенная каналу окупантами репутация «народного телевидения» далека от действительности, поскольку показателем эффективности должны быть передачи с обратной связью и телефонным голосованием, но ни разу никто не смог дозвониться по указанным в передачах номерам. На другом конце провода роботизированный голос сообщал, что «вы не можете позвонить по этому номеру», и все попытки проголосовать против той установки, которую выбрали редакторы, так и остались без результата. Также действительный рейтинг этого телеканала можно оценить, проанализировав количество подписок и просмотров на его канале YouTube, которые составляют около 3000, даже с учетом российских ботов [11]. Тратить большие «бюджетные средства» на «развитие» телеканала, фактическая аудитория которого составляет всего пару тысяч человек, действительно расточительно. Но для оккупационных «властей» существование такого «ручного» телеканала, выполняющего пропагандистскую функцию выгодно, поэтому денег на его деятельность не жалеют.

В феврале 2020 года возник скандал вокруг подконтрольной агрессору «государственной телерадиокомпании» «Крым», коллектив которой обратился к Сергею Аксенова с «просьбой защитить их от руководства телеканала», якобы позволявшего себе «психологические издевательства», нерациональное использование ресурсов и непрофессиональное управление. «Жалобщики» заявляли, что якобы «генеральный продюсер» «Первого Крымского» Олег Крючков способствовал закрытию «абсолютного большинства собственных программ телекомпании», «уволил специалистов с опытом работы» и соответствующим образованием, а на их место принял на работу людей без соответствующих навыков и знаний. Заявители писали «главе Крыма», что вместо создания авторских проектов на канале используют «дешевые копии передач центральных каналов» и заполняют эфирное время многократными «повторами программ, снятыми с производства» и «покупным контентом не первой свежести».

Впрочем низкие рейтинги своего пропагандистского детища руководитель оправдывал «некомпетентной работой коллектива», а тактику управления изменить не пытался. Также Олег Крючков «прославился» в рамках скандальной истории с тортом в виде бюста президента США Дональда Трампа. По приказу Олег Крючкова на деньги телекомпании был изготовлен соответствующий «праздничный торт», в голову которого Крючков вместе с директором телеканала Дмитрием Штейном торжественно всадили нож, а присутствующих заставили съесть «по кусочку Трампа». По указанию Олега Крючкова журналисты должны были поделиться фотографиями и видеоматериалами этого действа на своих страницах в соцсетях. «Шутка», как и все другие телепроекты «генерального продюсера», оказалась неудачной. Кроме этого, как писали на него в доносе подчиненные, Олег Крючков на средства телеканала оборудовал свой кабинет в стиле «арт-деко», допускал «непрозрачное распределение премий и зарплат», создал якобы ненужные съемочные павильоны и закупал якобы ненужную технику [12]. Впрочем, после «обращения журналистов» ожидаемо ничего не произошло. Профильное «министерство» «Республики Крым» сначала пообещало «в течение дня» разобраться, но до сих пор любая информация о последствиях доноса на Крючкова отсутствует.

Напомним, что мобильная связь на Крымском полуострове, так же как и сфера телерадиовещания, функционирует именно на основе «национализированной» инфраструктуры «Киевстара» и «Укртелекома». Не вкладывая средства в создание и развитие мобильной связи, «российские операторы» так и не смогли создать и предоставить качественные услуги в этой сфере, а вместо этого они постоянно повышают стоимость услуг мобильной связи. При этом то же телевидение и пропаганда обещают крымчанам «счастливое цифровое завтра». Например, в ноябре 2019 года «депутат Государственной думы» РФ Дмитрий Белик обещал, что «до 2021 года на 98 % территории Севастополя будет качественная мобильную связь и 4G» [13]. А в мае 2021 года «заместитель министра внутренней политики, информации и связи» оккупационной «администрации» Юлия Килик пообещала «за счет федеральной целевой программы развития полуострова» построить более 60 новых антенно-мачтовых сооружений для базовых станций мобильных операторов и потратить на это 192 миллиона рублей [14]. Останется ли все это на уровне пропаганды можно будет узнать в ближайшее время.

1. https://helsinki.org.ua/files/docs/1430390071.pdf

2. https://zona.media/article/2015/06/29/crimean-media

3. https://ru.krymr.com/a/televizionny-shturm-krym/30190836.html

4. https://zona.media/article/2015/06/29/crimean-media

5. https://ru.krymr.com/a/televizionny-shturm-krym/30190836.html

6. https://ru.krymr.com/a/27874074.html

7. https://docs.cntd.ru/document/574663542

8. https://investigator.org.ua/news-2/192519/

9. https://telesputnik.ru/materials/tsifrovoe-televidenie/news/mvd-i-schetnaya-palata-proveryat-krymskiy-kanal-millet/

10. https://ru.krymr.com/a/zhurnalisty-svoboda-slova-krym-cenzura-presledovaniya/31028057.html

11. https://ru.krymr.com/a/krymskie-aktivisty-o-telekanale-millet/30148544.html

12. https://ru.krymr.com/a/trk-krym-prosit-aksenova-spssti-telekanal/30429034.html

13. https://ru.krymr.com/a/krym-sevastopol-mobilnaya-svyaz-2021/31033083.html

14. https://www.c-inform.info/news/id/94806