Подконтрольные оккупантам крымские медиа массово тиражируют небольшую заметку российского ТАСС о том, что 16 июня Государственная дума РФ приняла в третьем, окончательном чтении законопроект, который дает военнослужащим и сотрудникам Росгвардии право блокировать территории и акватории охраняемых объектов «для пресечения попыток незаконного проникновения». В «пояснительной записке» отмечается, что под охраной Росгвардии находятся акватории «важных государственных объектов», в частности, мост через Керченский пролив и сам пролив, а также «электросетевой энергомост» с оккупированным Крымом. В связи с этим в закон «О войсках национальной гвардии РФ» внесено дополнение, позволяющее росгвардейцам «производить оцепление при пресечении попыток лиц незаконно проникнуть либо покинуть территории (акватории) охраняемых ими объектов» [1].

Таким образом данное «законотворчество» действительно является желанием РФ установить «правовой статус» морских частей Росгвардии, действующих в водах вокруг оккупированного Крыма, что прямо посягает на свободу международного морского судоходства. Можно отметить, что в составе внутренних войск МВД СССР морские воинские части и подразделения были созданы в марте 1978 года с целью охраны важных государственных объектов расположенных на акваториях морей, рек и озёр, но – исключительно на территории бывшего СССР. Впрочем, применять силу в России любят в любой форме, и морские воинские части и подразделения не исключение.

Как сообщает сама РФ, в 2020 году только морские части Росгвардии выполнили «более 2000 задач по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности». Экипажи катеров Росгвардии «задержали 209 человек по подозрению в совершении преступлений», к «административной ответственности» привлечено свыше 1000 человек, «изъято более 670 незаконных орудий лова». Впрочем росгвардейцы воюют не только с рыбаками. Российская пропаганда заявляла, что «к обеспечению безопасности объектов транспортной инфраструктуры и топливно-энергетического комплекса в Республики Крым приступил морской отряд Росгвардии с дислокацией в городе Керчь» [2].

Таким образом руководство РФ, подчеркивает, что отдельной, фактически самой важной задачей для морских соединений Росгвардии стала именно демонстрация силы в оккупированном Крыму. Ведь раньше упор делался на задачах обеспечения морскими частями Росгвардии, как бывших внутренних войск РФ, безопасности атомных электростанций, предприятий ядерной и химической промышленности, мест базирования атомного флота России. Это обеспечивалось путем патрулирования акваторий с осмотром причальных стенок и днищ судов, постоянной готовности не допустить возможной диверсии с воды.

В 2018 году, к сорокалетию морских частей внутренних войск РФ, начальник управления охраны объектов на акваториях Росгвардии, командующий морскими частями Войск национальной гвардии РФ контр-адмирал Андрей Шатаев дал брифинг в подмосковном городе Щёлково, где говорил именно об этом.

Отобранным журналистам показали, как боевые пловцы Росгвардии, пропилив лёд специальным инструментом и установив трап для закрепления снаряжения, совершают водолазные спуски в зимних условиях, отрабатывают вопросы ориентирования под водой, порядок выхода из воды на полуоткрытую и открытую местность. Затем спецназовцы подразделения «Витязь» провели показательное учение по «нейтрализации условного противника» на объекте с использованием специального оружия и имитационных средств, а также «перспективных средств подводной связи», с их применением как в подводном, так и надводном положениях.

Кстати погоны контр-адмирала командующему Андрею Шатаеву были присвоены указом Президента РФ № 592 от 12 декабря 2017 года, что произошло впервые в истории внутренних войск МВД и Росгвардии [3].

Внимание же экспертов «АРК» привлекает другое – если морская часть Росгвардии дислоцируется РФ в Черном море как воинский контингент, то почему её тоннаж остаётся неизвестным для стран – участниц Конвенции Монтре. Если же это исключительно «правоохранительное формирование», то зачем они тогда «дублируют компетенцию» «береговой охраны» Федеральной пограничной службы на международных морских путях.

Обращает на себя внимание и специфическая структура 39-го морского отряда Росгвардии (в/ч 6922, расположенная в городе Керчь на улице Кирова, 54), спрятанная в составе 115 отдельной бригады специального назначения (в/ч 6942), куда также входят полк войск Росгвардии, другие оперативные и специальные подразделения, общей численностью до 900 человек.

Должности старшин и матросов, а также сержантов и солдат в этом соединении оккупационных сил комплектуются исключительно военнослужащими по контракту, призывников-срочников там нет. До 2015 года подготовку мичманов и офицеров корабельного состава для морских частей и подразделений осуществляла учебная воинская часть 2333 Росгвардии в городе Анапе, а после – Черноморское высшее военно-морское училище, в оккупированном Севастополе. То есть офицеров морских сил Росгвардии готовят именно по военно-морским, а не по «правоохранительным» лекалам.

При своём формировании в апреле-мае 2018 года 39-й морской отряд Росгвардии получил 4 «противодиверсионных» катера типа «Грачонок» проекта 21980. На катерах было установлено различное специальное оборудование, в том числе навигационная радиолокационная станция МР-231 «Пал», гидроакустическая станция обнаружения подводных диверсионных сил и средств «Анапа», а также многофункциональный оптико-электронный телекомплекс освещения ближней воздушной и надводной обстановки, он же – автоматизированный комплекс связи и интегрированная система «Мостик-21980».

Исследовать поверхность дна с катера позволяет телеуправляемый подводный аппарат «Фалкон» с рабочей глубиной до 300 метров, а также  поисково-обследовательский комплекс «Кальмар». Скорость хода таких катеров составляет до 23 узлов, экипаж – 8 человек. На вооружении «Грачонка» есть морская пулеметная установка калибра 14,5 миллиметров, а также малогабаритный дистанционно управляемый гранатометный комплекс. Но на этих судах Росгвардия не остановилась и в 2019 году ее 39-й отряд пополнили два новых транспортно-десантных катера «БК-16» проекта 02510. Катера перешли из Севастополя в Керчь, где были «приняты на вооружение».

Отметим, что катера «БК-16» предназначены для операций в морских прибрежных зонах, протоках, устьях рек и на озерах, а также перевозки личного состава, высадки десанта на необорудованное побережье и его огневой поддержки. Они имеют высокую скорость, оборудованы большим десантным отсеком с большим числом сидений, а также возможностью подхода непосредственно к берегу с последующей высадкой бойцов. Со временем в 39-й отряд Росгвардии добавилось ещё два таких катера.

Катер «БК-16» может быть оснащен вооружением различного типа, в транспортно-десантном варианте несет четыре пулемета калибра 7,62 миллиметров в сочетании с боевым модулем, двумя пулеметами калибра 12,7 миллиметров, или с гранатометом калибра 40 миллиметров. Максимальная скорость катера составляет 42 узла, экономическая – 30 узлов, экипаж – два человека, вместимость десанта – 19 человек. Автономность катера составляет сутки, а дальность хода – 400 морских миль. Таким образом, нынешняя десантная группировка 39 отряда на «БК-16» может оперативно перебрасывать по всей акватории Азовского моря до восьмидесяти человек.

Но и этого оказалось мало, так как в состав 39-го морского отряда оккупанты включили 8 специальных скоростных катеров «Сарган» производства крымского судостроительного завода «Море» водоизмещением 12 тонн, способных развивать скорость в 44 узла (около 81,5 км/ч), действовать в море автономно до двух суток и пройти без дозаправки 413 морских миль. Эти катера в базовом варианте вооружаются двумя пулеметами, один из которых – крупнокалиберный.

Дополняют «мирную картинку» восемь надувных лодок 39-го отряда, четыре «БЛ-680» и четыре «БЛ-820». Также российской властью объявлено о «рассмотрении вопроса» поставки в Росгвардию катеров проекта 9507 «Нерей» и других, в том числе быстроходных жестко-надувных патрульных катеров, катеров с частичным бронированием корпуса и гидроциклов. Таким образом, базирующаяся в Керчи морская группировка Росгвардии уже сама по себе стала существенной составляющей агрессивных намерений РФ по контролю за захваченными морскими акваториями Украины.

А поскольку лоция Черного моря официально указывает только на возможность действий военных кораблей ЧФ с позывным «Бугель» и пограничных судов с позывным «Вельбот», считаем полезным указать для судоводителей, в целях понимания возможной силовой угрозы, что катера Росгвардии идентифицируют себя в радиоэфире позывными «Карфаген». Такая у оккупантов сформировалась специфическая «морская сила», готовая к агрессивным деяниям вне рамок военно-морского флота либо «погранслужбы» РФ.

1. https://crimea-news.com/society/2021/06/16/804002.html

2. https://bigasia.ru/content/news/society/v-etot-den-43-goda-nazad-byli-sozdany-morskie-chasti-i-podrazdeleniya-rosgvardii/

3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Шатаев,_Андрей_Александрович