В 2014 году Российская Федерация (РФ) осуществила оккупацию Крымского полуострова и провозгласила его «своей территорией». Практически каждое средство массовой информации страны-агрессора рассказывает о том, что государство якобы не жалеет средств и выделяет сотни миллиардов рублей для борьбы с острой респираторной болезнью COVID-19 «на территории РФ». Выяснить фактическую картину необходимых средств для борьбы с COVID-19 и финансирования медицинской сферы оккупированного Крыма в период пандемии коронавирусной болезни оказалось сложной задачей, поскольку оккупационная «власть» намеренно занижает показатели распространения опасной болезни.

В соответствии с нормами международного права, в частности Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны, РФ, как государство-оккупант, должна полностью обеспечивать жителям оккупированных территорий предоставление медицинских услуг, лечения, пребывания на оздоровлении в медицинских учреждениях на одном уровне с гражданами РФ [1]. В ноябре 2020 года оккупационное «правительство» Крыма якобы выделило для борьбы с заболеванием COVID-19 более 96 миллионов рублей. А федеральное правительство РФ якобы дополнительно направило примерно 72 миллиона рублей на приобретение лекарств. В начале сентября прошлого года для обустройства ковидних лабораторий в Крыму было якобы предоставлено 15 миллионов рублей, а в конце октября – дополнительно направлено еще 15,7 миллиона рублей [2]. Определенные средства на борьбу с распространением коронавирусной болезни COVID-19 якобы оказывали и отдельные (негосударственные) юридические лица [3].

Часть указанных средств должна направляться на дополнительные выплаты медицинским работникам, которые рискуя своей жизнью спасают ковидних больных. Но действительно ли осуществляются эти выплаты? Обещая помощь и компенсацию за дополнительный риск, «чиновники» оккупационной «власти» создают своеобразный «фронт», который должны штурмовать медики, чтобы получить причитающиеся им средства.

Например в октябре 2020 года работники «Республиканской детской клинической больницы» недополучили причитающуюся им заработную плату. «Главный врач» этого медицинского учреждения в своем «распоряжении» обосновал прекращение всех дополнительных поощрительных выплат (премий и надбавок) «существующим дефицитом денежных средств» и необходимостью закупки необходимых для существования больницы медикаментов. Заработная плата (неотъемлемой частью которой является премии и надбавки) всегда должна была быть базовой гарантией работнику, а средства, запланированные для выплаты заработной платы не могли быть направлены на другие цели. Но не в оккупированном Крыму. Скандалы по выплатам надбавок медицинским работникам возникают постоянно, а оккупационная «власть» всегда находит «оправдания» своим противоправным действиям. На претензии медиков «Крымского центра медицины катастроф и скорой помощи» его руководитель объяснил, что «медики услышали по телевизору о выплатах и проецировали эти цифры на себя». В указанном случае карательные «органы» РФ якобы пытались «помочь» медицинским работникам получить все необходимые им выплаты, но прежде всего – в режиме громких заявлений [4].

В мае 2021 Сергей Аксенов на заседании подконтрольного РФ «крымского парламента» отчитался о якобы предоставлении «стимулирующих и дополнительных выплат» медицинским работникам, оказывающим медицинскую помощь пациентам с COVID-19 на сумму более 1360 миллионов рублей, акцентируя внимание на том, что такие средства были направлены именно на выплаты медицинским работникам [5]. Однако в реальной жизни, за стенами «парламента», в течение всего времени пандемии между медицинскими работниками и оккупационной «властью» возникали споры по поводу невыполненных обещаний по выплатам. Рискуя своей жизнью и здоровьем, не имея обещанного медицинского оборудования, защиты и медицинских препаратов, медики оккупированного Крыма продолжали выполнять свою работу достойно, но причитающиеся им выплаты так и остались исключительно на уровне громких заявлений коллаборантов и оккупантов.

Большое количество крымских больниц, не перепрофилированных под COVID-19, ни разу не получили дополнительных выплат. Все заявления о «ковидных» выплатах были сделаны таким образом, чтобы давать возможность «чиновникам», наживаясь на этом, параллельно ощущать полную безнаказанность. В одном из феодосийских медицинских центров, например, возник скандал по поводу того, что «главный врач» этого медицинского учреждения на «официальном сайте» разместил информацию о полном расчете с медицинскими работниками, которые имели право на получение дополнительных средств в связи с работой с пациентами, больными COVID-19.

Такая информация не соответствовала действительности и после массовых жалоб медицинских работников «главный врач» сам это признал и отметил, что данные средства якобы «получила поликлиника», хотя это также не соответствовало действительности. Одна из сотрудниц медицинского учреждения в городе Феодосия, Ирина Данилович, имея непосредственное отношение к сложной ситуации по выплатам считает, что медицинские работники получают надбавки только в результате откровенного возмущения, отправки писем и жалоб «чиновникам» разного уровня и прежде всего в силу распространения медиками подобной информации о ситуации в сети Интернет. Несмотря на наличие таких жалоб, «прокурорских проверок», и значительный общественный резонанс чиновники оккупационной «власти» продолжают «официально заявлять» о «полном расчете» с медицинскими работниками Крыма [6].

Громкие заявления по обеспечению медиков средствами индивидуальной защиты при исполнении своих обязанностей также не соответствуют действительности. В «Симферопольской клинической больницы скорой медицинской помощи № 6» медицинские работники самостоятельно обеспечивают себя масками. Поступают сообщения, что антисептики и маски медперсонал этой больницы получает только благодаря волонтерской помощи от крымчан [7]. На фоне этого издевательством над врачами Крыма выглядит поведение некоторых «чиновников». Посещение так называемым «министром здравоохранения Крыма» «Симферопольской больницы № 7», вызвало резонанс, поскольку защитный костюм, который был на «чиновнике», оказался в десять раз дороже, качественнее и безопаснее чем те, что получают медицинские работники этой самой больницы, работающие с больными COVID-19 [4].

Итак, заявления оккупационной «власти» в Крыму о «направлении средств» на борьбу с COVID-19 не помогают крымскому населению бороться с болезнью. Многие люди сталкиваются с проблемой отсутствия обещанных медицинских услуг и лекарств, оставаясь наедине со сложным заболеванием. Получив положительный результат на COVID-19, жители оккупированного Крыма вынуждены заниматься самолечением, используя опыт тех, кто самостоятельно смог преодолеть смертельную болезнь [8].

На фоне отсутствия помощи больным пациентам крайне вызывающим выглядит поведение «должностных лиц» «структур здравоохранения». Например, в июле 2020 года в средствах массовой информации Севастополя была распространена новость о том, что «Департамент здравоохранения Севастополя теперь располагается по новому адресу по ул. Симферопольская, 2 Личные приемы граждан по-прежнему ограничены». Новое помещение «департамента» действительно является новым, это только что построенная современная пятиэтажка. В то же время, когда из-за пандемии в городе закрывают больницы, медицинские работники не получают в полном объеме заработную плату, не имеют соответствующей защиты, оборудования, медикаментов, такое поведение «чиновников» по обустройству для себя удобного офиса вызвало возмущение и осуждение со стороны населения оккупированного полуострова [9].

Вместо того, чтобы закупить медицинский транспорт, которого везде не хватает, чиновники «Департамента здравоохранения Севастополя» объявили о «проведении тендера» на приобретение двух автомобилей Peugeot Traveller, предназначенных для перевозки этих самых «чиновников» [10]. Подконтрольные РФ средства массовой информации в сети Интернет преимущественно воспевают оккупационную «власть». Однако многочисленные обращения крымских медиков о неполучении причитающихся им выплат, факты строительства новых кабинетов и приобретения новых автомобилей для «чиновников» показывают истинное отношение «властей» оккупированного полуострова к его населению, выявляют равнодушие, дерзость и циничное отношение оккупантов к жителям Крыма.

Анна Устинова-Бойченко, к.ю.н., доцент

Источники:

1. https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/geneva_civilian_32.shtml

2.           https://www.c-inform.info/news/id/90273

3.           https://www.vedomosti.ru/business/news/2020/04/06/827248-holding-usmanova-videlit-2-mlrd

4.           https://ru.krymr.com/a/kak-krymskie-mediki-vybivayut-kovidnye-doplaty/30928494.html

5.           https://ru.krymr.com/a/krym-covid-koronavirus-pandemiya-poteri/31271238.html

6.           https://ru.krymr.com/a/koronavirus-rost-krym-vlasti-vskcinaciya-karantin/31200912.html

7.           https://ru.krymr.com/a/bunt-medikov-v-krymu/30671041.html

8.           https://obyektiv.press/node/119208

9.           https://forpostsevastopol.ru/social/zdravoohranenie/kulagin-v-novom-zdanii-provalil-podgotovku-k-volne-kovida/

10.         https://forpostsevastopol.ru/social/kulaginskie-chinovniki-zakupili-jelitnye-avtomobili/