27 февраля в Севастополе, на территории «музейно-выставочного комплекса» «Константиновская батарея» прошло важное идеологическое мероприятие оккупантов, а именно первое заседание «Морской коллегии Севастопольского городского отделения» Русского географического общества (РГО). В заседании принял участие командующий Черноморским флотом РФ вице-адмирал Игорь Осипов. На заседании «Морской коллегии» рассмотрели «план деятельности» на 2021 год по реализации совместных с Черноморским флотом «проектов, мероприятий и программ научного, исторического и патриотического характера». Главой «Севастопольского городского отделения» РГО оккупантами был назначен Владимир Воробьёв [1].

Использование пропагандой агрессора истории и географии станет темой для отдельного разговора. Покамест сообщим о другом заслуживающем внимания событии в захваченном регионе. Им стало начало деятельности в Крыму «территориального центра психологической работы Регионального центра психологической работы» Южного военного округа Вооруженных Сил (ВС) РФ.

Ещё накануне оккупации, в августе 2013 года в Севастополе проходили учебно-методические сборы со специалистами психологической работы соединений и воинских частей Черноморского флота, дислоцированных за пределами РФ. Тогда основными задачами проведенного мероприятия заявлялись «изучение требований руководящих документов по организации психологической работы» в ВС РФ, «обучение участников современным методам и технологиям психологической работы», «проверка уровня профессиональной подготовленности» военных психологов.

Со временем стало понятным, почему эти сборы тщательно готовили, а руководство ими осуществлял лично  начальник отдела психологической работы Главного управления по работе с личным составом Вооруженных Сил РФ полковник Игорь Дьячук. Тогда же он ознакомил специалистов с основными положениями новой концепции психологической службы в ВС РФ [2].

К важным организационным мероприятиям российской армии тогда было отнесено создание Департамента психологической работы Министерства обороны РФ и обособленных центров психологической работы. Естественно, что в числе первых и без лишней огласки такие центры создали именно в Южном военном округе (ЮВО) и на Черноморском флоте РФ. А уже в конце сентября 2013 года в Екатеринбурге был проведен Всероссийский съезд психологов силовых структур России.

На съезде обсуждались вопросы взаимодействия и разработки единых методических материалов для дальнейшей работы. Делегация от ЮВО приняла самое активное участие в круглом столе, а также в мастер-классах по передовым методам психологической работы. Начальник соответствующего центра ЮВО капитан Л.В. Волошина тогда получила награду, а описание работы этого «специфического передового коллектива» тогда заслужило отдельной новости Министерства обороны РФ [3].

Уже в условиях эскалации российской агрессии в Украине, Сирии и прочих странах российская пропаганда посвящает отдельные сюжеты Центру психологической работы Черноморского флота РФ. В частности транслируются тезисы капитана 3 ранга Светланы Харитоновой, c заявлениями, что среди целей её группы было «психологическое сопровождение военнослужащих, которые приехали выполнять специальные задачи в группировку в Хмеймим. Основная наша цель была – мотивация на бой, на какие-либо стрессовые ситуации, психологическая помощь и подготовка военнослужащих…». Кстати, за «командировку» в зону боевых действий в Сирии С. Харитонова получила медаль Суворова лично от министра обороны РФ [4].

О деятельности региональных центров психологической работы говорили и на коллегии Министерства обороны РФ под руководством Шойгу. Среди прочего, подчеркивалось, что «в условиях беспрецедентного расширения сферы информационных угроз, все большее значение приобретает психологическая работа». С 1 июня 2020 года агрессором был сформирован центральный орган военного управления – Департамент психологической работы Министерства обороны РФ, впервые выделенный в качестве самостоятельной структуры в федеральных органах исполнительной власти.

Среди его задач присутствует разработка функциональной подсистемы психологического сопровождения военнослужащих ВС РФ, которая позволит «автоматизировать деятельность военных психологов и повысить оперативность организации психологической работы Вооруженных Сил в целом». Разрабатываемая система подразумевает «создание единого информационного пространства для военных психологов». Руководителем Департамента психологической работы МО РФ был назначен доктор психологических наук, член-корреспондент Валентина Барабанщикова. Дальнейшая работа над автоматизированной информационной системой планируется в тесном сотрудничестве с Обществом психологов силовых структур, а более широкое обсуждение ее внедрения и применения обговаривалось на ежегодной научно-практической конференции психологической службы в феврале 2021 года [5].

В ходе проведения учений агрессора «Кавказ-2020», освещенных в ряде публикаций «АРК», впервые были применены новейшие для РФ методы психологической работы, включая «инновационные методики для формирования психологической устойчивости военнослужащих к стресс-факторам». В рамках учений среди «новаций» «психологической полосы препятствий» российскими военными были внедрены несколько групповых этапов, в частности «Горящий танк», «Горизонтальная паутина», «Перекресток», «Болото». Для создания обстановки, максимально приближенной к реальной, было использовано значительное количество средств имитации.

Сейчас в Центре психологической работы Центрального военного округа ВС РФ была апробирована работа трех специализированных групп: психологического сопровождения, организации психологической подготовки и психологической помощи и реабилитации. Группы оснащены комплексами аппаратно-программного и мультимедийного оборудования, психофизиологическим анализатором «Психофизиолог-Н», тренажерами «Гравислайдер-19», приборами биологической обратной связи «Мираж-1».  Специалисты первой группы анализируют «социально-психологические процессы в воинских коллективах», ведут «профилактическую и коррекционную работу по формированию психологического климата в подразделениях». Вторая группа занимается вопросами психологического сопровождения боевой подготовки, формированием у солдат, сержантов и офицеров «психофизиологической готовности к выполнению поставленных задач». К ведению третьей группы относятся вопросы работы с военнослужащими, отнесенными к «группам риска», психопрофилактические занятия с теми, кто «испытывает трудности в адаптации к военной службе», а также «выполнения боевых задач и чрезвычайных ситуаций» [6].

Подобные структуры были созданы и в Оперативной группе российских войск в Республике Молдова, в рамках реализации Стратегии социального развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года. В частности в Тирасполе начал работу Комплекс психологической помощи и реабилитации Западного военного округа ВС РФ [7].

Настала пора пояснить начшему читателю такое внимание к российским военным психологам. Ведь как мы уже писали реализация российского мобилизационного плана по созданию в Крыму отдельной общевойсковой армии, требует «эффективной организации психологической работы с призываемым контингентом». Именно поэтому, в дополнение к существующим структурам оккупантов, и создается в Крыму новый «территориальный центр психологической работы» Южного военного округа ВС РФ.

Однако, как уже верно заметили отдельные волонтеры, у российских военнослужащих в Крыму не все в порядке с их психологическим состоянием. Российское руководство прекрасно знает, что они каждый день сталкиваются с психологическими проблемами, вызванными санкциями, экологическими проблемами, негативным общественным мнением, усиленным вниманием мирового сообщества к оккупации полуострова. [8].

Поэтому среди задач данного «территориального центра психологической работы» агрессора обозначены психологическое сопровождение деятельности российских войск в Крыму, ведение психологического и социального мониторинга, включая социальные процессы, проведение профессионально-психологического отбора, психологическая реабилитация и другие мероприятия. Не останется без внимания и население Крыма, рассматриваемое агрессором как важный для его преступных умыслов мобилизационный ресурс, в типичной для российской модели форме ведения войны – а именно в роли «пушечного мяса».

1. https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected]

2. http://mil.ru/ec/info/[email protected]

3. https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected]

4. https://nts-tv.com/news/ministr-oborony-rossii-vruchil-medal-suvorova-nachalniku-tsentra-psikhologicheskoy-raboty-chernomors-8521/

5. https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected]

6. https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected]

7. https://function.mil.ru/news_page/country/[email protected]

8. https://www.facebook.com/pvolonter/